Интервью с тренером французской национальной сборной на PWC в Болгарии. Часть 1

Автор интервью – Игорь Зыгин.

Публикуется, по просьбе автора. Вся орфография – сохранена.

 

Интервью с тренером французской национальной сборной на PWC в Болгарии. Часть 1

 

Можете представить себя, потому что возможно не все точно понимают кто вы такой.

Меня зовут Дидье Матюрен(Didier Mathurin), я работа во Французской федерации с 2000-го года. Сначала я был тренером женской команды, а с 2008-го я работаю с главной французской парапланерной сборной.

Чем вы занимаетесь на этих соревнованиях?

У тренера много работы, в том числе это присутствие на некоторых больших соревнованиях, таких как этапы кубка мира. Здесь у меня не так много работы, потому что это не суперфинал и не ФАИ-1. Я здесь чтобы быть на связи с пилотами, с командой. Мы проводим брифинги, готовимся к полетами, обсуждаем итоги прошедших лётных дней. Но это не самая главная часть работы, самая главная – это то, что мы делаем на ФАИ-1 и иногда на суперфинале. Здесь(на этапе) у нас много пилотов, и они решают сами многие вопросы, такие как выбор жилья, распорядок дня и т.п. Я здесь лишь небольшое подспорье для них, приглядываю за ними, если они хотят. Потому что если ты тренер и хочешь иметь хороший контакт со спортсменами – нужно видеться с ними чаще раза в год.

Является ли ваша команда реально командой или это просто набор хороших пилотов?

Это настоящая команда, но обычно на ФАИ-1. Там у нас есть командная работа, командный дух, стратегия. Здесь же всё немного по другом К примеру, я почти не говорю со всей командой сразу. Большей частью я говорю с каждым по отдельности. Мы можем пойти попить пива наедине с Жульеном (Julien Wirtz) например. Конечно у нас есть небольшие общекомандные брифинги, но я не считаю что возможно выработать какую-то систему или стратегию которая подходит всей группе. Сила французов в том, что мы дружим друг с другом. Нет конфликтов между поколениями. Здесь у нас много пилотов разных возрастов. Много ребят, немногим старше 18-ти. В тоже время есть Жак Фурнье(Jacques Fournier), которому почти 60.  Каждый готов поделиться опытом, если это нужно. Вне зависимости от того, “официальное” у нас собрание, или это просто разговоры. Иногда неформальная обстановка даже лучше. Даже я иногда дискутирую со словенцами, с Юрием(Jurij Vidic), и многому могу научиться. В итоге, отвечу на ваш вопрос – коллективной стратегии у нас нет. Мы просто делимся опытом и помогаем друг другу. И я здесь, чтобы поддерживать этот процесс.

Помогаете ли вы своей команде в каких-то вопросах не связанных напрямую с полётами, например с написанием протестов?

Я хочу вам признаться, что за всё время что я был на КМ, я не написал ни одного протеста. Может кто-то и привык так делать, но мы нет. Мы не хотим “играть с правилами”. Если кто-то нарушает правила, мы готовы бороться с этим всеми возможными способами, но мы не хотим чтобы “игра с правилами” стала частью соревновательной борьбы.

Хорошо, но если однажды придется сделать что-то подобное, это будете делать вы или непосредственно пилоты?

На ФАИ-1 это целиком моя обязанность. Здесь же (на КМ) это в зоне ответственности пилотов, но я буду оказывать им посильную помощь.

Работа в федерации – ваша основная работа?

Это моя основная работа.  Знаете, я часто сравниваю свою работу с айсбергом, большая часть которого скрыта под водой. Большая часть моей работы так-же не видна. Основная часть – это работа с госорганами: с министерством спорта, с федерацией. Я занимаюсь отбором пилотов в команду, “выбиванием” бюджета.

А можете прояснить подробнее, чем мы занимаетесь? И что тяжелее, что легче?

Тяжелее всего конечно работать с госорганами и искать деньги. Конечно мне это не нравится, но если не делать эту часть работы, я не смогу заниматься всем остальным. У меня нет никаких проблем с пониманием этого.

Как работает бюджет в вашем случае?

Это немного сложно. По сути у нас есть три бюджета. От министерства, от федерации и от регионов, которые помогают своим пилотам. Они даже формируют небольшие команды, и пилоты оттуда иногда нас удивляют. Например Онорэ Амар(Honorin Hamard)  из очень маленькой деревни из Нормандии. В то же время, есть другие примеры как Жульен Вирц и Люк Арман(Luc Armant) которые никогда не пользовались никакой помощью от государства.

Как вы помогаете таким пилотам развиваться?

Есть много пилотов, по которым понятно что они очень талантливы ещё когда они только начинают. Конечно иногда они достигают топ-уровня, иногда нет, заранее не угадаешь. И наша задача дать им поддержку. Бывает и по-другому, когда приходит уже сложившийся пилот-маршрутник, и попадает в нашу команду без всяких переходных стадий. По нему видно, что он будет хорош на соревнованиях потому что он хорошо летает маршруты. Наша задача помочь ему понять разницу между тем как летать маршруты по 400 километров и тем как летать 80 километров но очень быстро. Например Люк Арман – отличный пример такого пилота. Он долго не летал на соревнованиях вообще, а сейчас он один из лучших пилотов мира.

Как отличается финансовая поддержка в зависимости от классификации пилотов если они есть?

Если мы едем на ФАИ-1, у нас есть полное финансирование от министерства и федерации, включая транспортировку, проживание, питание и тд. Но только там. В остальное время финансирование нестабильное. Например сейчас, на этапе КМ, у меня получилось компенсировать стартовые взносы, и небольшую часть затрат на авиабилеты. Проживание и все свои расходы они оплатили сами. В целом, если брать сезон целиком – из бюджета получается компенсировать не больше 20-30 процентов от того, что тратят сами пилоты.

Есть ли какая зарплата или стипендия для тех, кто в вашем списке сборной?

Помимо самих соревнований, иногда мы можем помочь им с тренировкой пилотажных навыков. Если пилот хочет “поиграться” с крылом, улучшить свои навыки пилотирования в безопасном месте, над водой, мы помогаем ему. Как правило такое оплачивается полностью.

А оборудование? Крыло, подвеска?

Нет. Оборудование пилоты покупают полностью сами. У каждого из них могут быть свои договоренности с производителями, всё индивидуально.

Как вы организуете поездки подобные этой?

Ну конкретно тут, на кубке, организация очень проста. Ты идешь и регистрируешься на сайте Кубка. Там есть вся информация по проживанию и всему такому. Потом, если надо, можно отправить мне информацию о билетах, чтобы мы разобрались с компенсацией и всё. Иногда мы делаем группу в Whatsapp, чтобы координировать действия. Например для выбора гостиницы или совместного путешествия.

Организуете ли вы такие же выезды на соревнования со статусом поскромнее, например чемпионат Франции?

Нет. Обычно пилоты едут туда сами, и для них это честь. Им нравится участвовать в чемпионате Франции в статусе пилотов сборной, делится там знаниями с менее опытными пилотами. Мы считаем, что в этом случае, давать преимущество тем кто и так уже достаточно хорош, неправильно.

Проводятся ли какие-либо тренировочные мероприятия для команды во Франции?

Конечно. Мы организовали два предкубка во Франции в этом году, и мы постарались собрать там всех сильнейших пилотов. Конечно приехали не все. У кого-то работа, у кого-то семья, но, по моему мнению получилось достаточно неплохо. Плюс иногда мы делаем маленькие двухдневные соревнования на выходных и стараемся собраться там.

Сколько таких соревнований вы организовываете?

Около 8-10 в год. Большинство из них не имеет никакого официального статуса, это просто мероприятие для тренировки и веселья. В будущем мы хотим попробовать что-то другое. Может быть делать меньше соревнований, но длиннее по срокам. 3-4 дня должно быть достаточно, Это будет проще организовать, проще получить какой-то официальный статус и, надеюсь, это будет привлекать больше пилотов.

Помогает ли вам кто-то в вашей работе? Может кто-то из нелетающих?

Мы в постоянном сотрудничестве с федерацией, они помогают нам с бумажной работой, с организационными и финансовыми вопросами.

Они реально вам помогают или вам приходится их заставлять?

Нет-нет. Никогда не приходилось. Это задача федерации, развивать порученные ей виды спорта. Они занимаются много чем, например кайтами, дельтапланами и тд. Но мы часть всего этого, и они действительно нам помогают.

Это как раз то, чего у нас нет.

Да, я вас прекрасно понимаю. Наша организация действительно работает лучше, чем во многих других странах, не только в России. Но, хочу вам сказать, всегда можно найти тот способ функционирования команды, который подойдет именно под ваши условия. Это очень важно, не надо слепо копировать.

Как вы выбираете соревнования на которые поехать?

Как я уже говорил, мы обязательно посещаем ФАИ-1. А в остальном, мы стараемся подстраиваться под наших пилотов. У нас много молодых людей, которые ещё не работают. У них есть деньги от их родителей, но они не могут позволить себе кататься весь год по всем этапам Кубка, включая Бразилию и США. Поэтому мы смотрим календарь, и выбираем то, что в той или иной мере подходит всем.

Также бывает полезно для спортсмена ездить не только на КМ, но ещё и на соревнования по-проще, чтобы проверять навыки, которые он обрел летая с лучшими пилотами мира. И попробовать полетать на них так, как мы летаем на кубке.

Сколько соревнований, по вашему мнению нужно посещать?

Это очень интересный вопрос. Это очень похоже на лыжный спорт. В начале ты нарабатываешь общее понимание и технику. Чем больше ты катаешься или летаешь, в нашем случае, тем лучше. Но с опытом, это переходит в другую стадию и лучше летать более качественно, чем просто много. С этой проблемой столкнулись не так давно Пьер Реми(Pierre Remy) и Онорэ Амар(Honorin Hamard). Участвуя во многих соревнованиях подряд, теряешь мотивацию и концентрацию. Потом ты возвращаешься домой и вынужден решать все накопившиеся проблемы. Для них критической отметкой стали 6 недель соревнований подряд. Всегда нужен отдых. Поэтому мы стараемся приезжать на соревнования за 1-2 дня до начала, чтобы немного отдохнуть.

Кстати, чем вы занимаетесь в нелетные дни? Вы и ваша команда.

Насчет команды, не знаю. Кто-то ходит гулять в горы, кто-то идёт в бассейн. Кто-то просто спит. Конечно иногда есть дела, которые надо сделать. Что-то обсудить, например. Тогда мы стараемся выбрать время, удобное для всех. Например в на ЧЕ в Монталегре, многим ребятам в такие дни хотелось говорить о чём угодно, кроме парапланов. Иногда ребята просто устают друг от друга. И им конечно надо давать отдых, давать возможность просто уйти куда-то.

Давайте представим, что завтра я нашел у себя чудный французский паспорт с моим именем и фотографией. Конечно же я захочу попасть в вашу команду, Что мне для этого надо?

Зависит от вашего возраста. Сколько вам лет?

26 лет.

О, это печально для вас. (улыбается) Вы уже слишком взрослый, чтобы попасть в нашу команду как “молодой спортсмен”. Если бы вы были на пару лет моложе, это было бы проще. Сейчас для вас критерии как для взрослого спортсмена. Самый первый и самый главный критерий это быть в топ-32 рейтинга ФАИ.

Французский топ-32?

Нет, мировой. Это неправильно, устанавливать чисто внутри-французские критерии. Это также связано с получением финансирования. Они не хотят поддерживать просто лучших французов, они хотят поддерживать лучших мировых спортсменов. Если они французы. Раньше у нас был такой менталитет, что кто-то говорил “Я занял на кубке мира третье место среди французов”, в то время как среди всех они был где-то во второй половине. Это не очень хорошо для развития спортсмена и сейчас мы от этого ушли.

Но, я же всё ещё могу поехать на Кубок мира, ведь так? Хорошо, я не получу денег от федерации. Но могу ли я работать с вами, как с тренером в таком случае?

Так и происходит. Даже на чемпионате Франции. Например, Люк Арман. Он однажды показал очень хорошие результаты на чемпионате Франции. Но поскольку он редко соревновался, его рейтинг ФАИ был ужасен. Он был где-то за 1500м местом. Я поговорил с ним, посоветовал ему продолжить соревноваться. В итоге он согласился и спросил меня “Что я должен сделать?”. Мы подобрали ему хорошие соревнования, на которые он мог съездить. У него были прекрасные навыки маршрутных полетов и за 1-2 года он достиг нужного рейтинга и попал в сборную.

Ваша команда знаменита тем, что в ней много очень молодых людей. Не кажется ли вам, что они не в полной мере осознают риск, которому себя подвергают?

Ну.. Они в первую очередь очень хорошие пилоты. Конечно это риск. Но, я считаю что каждый из них обладает очень хорошими навыками пилотирования. У нас никогда не было большого количества инцидентов с ними. Также они все начали летать очень рано, и не смотря на возраст они довольно опытны. Все прошли хорошую школу. Почти 95% из них имеют родителей, которые сами летают или летали раньше. Может быть их родители и не были чемпионами, но они прекрасно знают что из себя представляет наш спорт. Помимо этого, так как они молоды и ещё не работают – у них есть очень много времени на полёты и поэтому они прекрасно натренированы. Отвечая на ваш вопрос про то, что они не осознают риск так как это делают люди в 30 лет, я скажу что да, так и есть. Также как и в любом другом спорте.

И последний вопрос из этой части. Что является вашей конечной целью?

Для того чтобы иметь хорошие отношения с госорганами – нам надо показывать хорошие результаты. Для этого надо, чтобы француз выигрывал чемпионат мира. Наша же цель, по большому счету, сделать как можно больше хороших пилотов. Это очень интересно. Я недавно посчитал, у меня есть примерно 7-10 человек, каждый из которых имеет уровень достаточный для того, чтобы выиграть чемпионат мира. Скорее даже 7, стоит это признать. Если посмотреть на словенскую команду, то в их команде есть 6 человек подобного уровня. У них очень очень маленькая команда, но каждый из них – потенциальный чемпион. И это, признаться заставляет меня переживать. И я бы рекомендовал вам присмотреться к их опыту, который показывает, что можно получать результат и без такой организации как у нас.

Конец 1-й части.

Источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться статьей в социальных сетях

Line Para2000.ru

Добавить комментарий

Ближайшая лекция. (не назначено)