Гималаи. Индия. Новый старый мир. 2009г. (Денис Иванов.)

Гималаи. Индия. Новый старый мир.

«Нельзя купить за деньги то ощущение новизны мира,
что охватывает после трудного перелета:
деревья, цветы, женщины, улыбки –
все расцветила яркими красками жизнь…»

Антуан де Сент-Экзюпери, «Планета людей».

Предисловие

Все началось полгода тому назад, когда, в маленьком стареньком автобусе общественного турецкого транспорта, довольный совершенным перелетом в Патару, и последующим купанием в теплом море, сытый от подаренных местным крестьянином помидоров Паша Черный рассказывал мне о чудесных полетах в Индии. «И самое главное!», – говорил он после каждого красочного эпизода, – «Надо верить! Вот ты летишь прямо в склон, уже видна каждая иголка на соснах под ногами, хочется отвернуть, но надо верить, что сейчас начнет поднимать. И действительно, поднимает! Без веры в Индии – никуда!». Было достаточно посмотреть на Пашу в этот момент, чтобы тоже ощутить эти сосны под ногами и поверить! И не было ничего приятней тогда, после удачного полета, чем ехать потихоньку в Фетию, смотреть на красочный мир за окном и слушать замечательные рассказы об Индии. С того дня у меня в голове как будто поселились часы, и пошел обратный отсчет времени до момента, когда же, наконец, удастся увидеть эти неописуемые чудеса своими глазами. Ожидание отдаляло время до отлета в Индию по экспоненте в бесконечность.

Дорога в Бир

Наконец, путешествие началось, с прибытием в аэропорт. Рядом знакомые и отчего-то родные лица других пилотов. Потом еще один аэропорт в Ашхабаде, совсем не похожий на Домодедово, без московской назойливой суеты. Уже и рассвет открывает за окном аэропорта имени Туркменбаши горы, скорей всего тоже имени Туркменбаши. Скоро пересадка в другой самолет. Мы точно в середине пути, и людей в европейских и восточных одеждах в зале ожидания примерно поровну. Очередь на регистрацию занимает много индусов, в национальных одеждах. Затем еще один аэропорт в Амритсаре, по внешнему виду очень похожий на Домодедово, такой же нескладный и запутанный, но в то же время внутри совершенно другой, какой-то пустынный и даже заброшенный.
За стеклянной стенкой нас уже ждет солнечный и свободный мир. А индусы, как водится, не спешат. Сразу после того, как нога ступает на индийскую землю, лучше перестроиться на новый лад: не надо никуда спешить, надо расслабиться и получать удовольствие от жизни. Здесь другой мир. И не важно, сколько ты провел времени в пути, торопиться не надо, здесь время другое, где-то на несколько сотен лет отличное от московского.
Мы собираемся около автобусов с большим российским флагом. Тохе удалось создать такую торжественно-праздничную атмосферу встречи, что можно было подумать, будто мы сейчас станем участвовать в параде. Парад действительно начался, как только автобусы тронулись в путь: узкие улочки города, левостороннее плотное движение, вокруг буйство красок различных флажков, плакатов, лавочек, отовсюду доносятся разноголосые сигналы самых различных транспортных средств. Сигнал – это главный знак на дороге, других знаков и правил на местных дорогах нет. Как только автобус останавливался из-за пробки или на повороте дороги, мы тут же оказывались в центре внимания местных жителей, они махали нам руками, иногда что-то кричали и улыбались.
Наконец, после 28 часов пути, мы оказались в долгожданном Бире.

Прибыли

На дороге

Пешеход

Иди ко мне, мальчик!

Горе бедняка

Утро в Бире

Мы поселились в гостинице при монастыре Чолин (не уверен, что правильно написал, звучит почти как Шаолинь). Утро в нашем монастыре начиналось одинаково, по один раз заведенному когда-то давно порядку. Просыпались достаточно рано, в одно и то же время, под звуки «утренней дойки слонов». Так кто-то очень точно определил то трубное гудение, которое доносилось из нашего монастыря примерно в половине седьмого. Затем, отодвинув краешек занавески, по ясному голубому небу и не сильной дымке в долине можно было понять, что сегодня снова будет солнечный день, а раздернув шторы и выглянув в окно увидеть все того же монаха, наматывающего круги вокруг ступы. И можно было даже поспорить, что на балконе второго этажа, на коврике, скрестив ноги, сидит пожилая женщина и молится своему буддийскому богу, изредка кидая поклоны. Где-то прокричат петухи, тут же залает собака. А из крана также потечет холодная вода… Пошутив на тему «дня сурка» с соседом по номеру, Сашей Драконом, иду заказывать завтрак, чтобы успеть получить его часа через полтора.
Удивительно, но местные жители не способны выполнять параллельные задачи. Если 10 человек закажут в индийской столовой по омлету, то время, когда все заказы будут исполнены, можно очень просто вычислить, помножив время приготовления одного омлета на 10. Это не напрягает, когда знаешь.
Кстати ужасы местной кухни, которые рассказывали другие пилоты, не оправдались. Да, не очень чисто. Но зато очень вкусно. Пища не острая, если питаться в тибетских кафешках. Кстати, недавно прибывшие в Бир пилоты легко распознаются среди «бывалых» не только по бледному лицу, но и по тому, что они пока еще протирают стаканы в столовой. Через три дня это бесполезное занятие надоедает. Может быть, приходит понимание, что чистота стаканов -не самое главное в жизни.
Бир. На переднем плане монастырь Чолин

Наш монастырь в лучах заката

Ожидание полетов

Достаточно выйти на футбольное поле у монастыря рядом с гостиницей, чтобы увидеть Горы. Именно Горы, с большой буквы. Хорошо видны вершины Биг фейса, освещенные еще не разгоревшимся в полную силу красноватым солнцем, пропадающие в синеве неба. Вот они так близко и так далеко одновременно – полеты запрещены! Один российский пилот пропал в горах, другой россиянин сорвался со скалы при спасательных работах и погиб, многие пилоты получили серьезные травмы. Каждое подобное сообщение настораживало и пугало. На эти печальные события отреагировала индийская бюрократическая машина, и теперь нужно оформлять специальное разрешение на полеты. Сами виноваты! Я не знаю, что делал Тоха, но у него получилось оформить для группы разрешения за три дня. При этом он тратил почти все световое время для решения формальностей, пока мы изучали местные достопримечательности и отдыхали, как хотели. Это наверняка не просто, работать, когда другие развлекаются.

Бир и окрестности

Сначала мы изучили места посадок в районе Бира под чутким руководством Тохи. И заодно фотографировали все, что видели в округ в деревне.

Мелким курсивом буду писать информацию для пилотов. Основная посадка называется competition landing. Название связано с тем, что когда проводятся соревнования, то пилоты заходят на эту посадку. Посадочная площадка находится на западной окраине Бира. Это единственное место в округе, где на расстоянии 200 метров от посадки нет ни одного провода или больших камней и деревьев. Что само по себе уже очень большая редкость для Индии. Обычно повсюду в самых неожиданных местах и направлениях расходятся густой сетью провода. Площадка небольшая 30*20 метров, окруженная чеками. Можно сказать, что площадка и есть большая чека. Площадка и чеки имеют уклон в долину, в сторону антенны, в данном месте он небольшой. При заходе на посадку нужно учесть, что площадка и сама деревня расположены на высоте 1400 метров. Поэтому скорость параплана будет выше, чем, например, в подмосковье при посадке на поле. Так и хочется поджать клеванты, притормозить. Этого делать категорически нельзя! Во-первых, можно увлечься и сорвать крыло. Во-вторых, остается малый ход клевант для торможения крыла. Заход на посадку нужно строить на полной балансировочной скорости, управляя перекладкой веса и немного клевантами, не раскачивая крыло. Обычно ветер на посадке юго-западный. Т.е. он дует в горы и немного подкашивает со стороны Дарамсалы. Заход на посадку нужно строить всегда в сторону понижения чек, и ни в коем случае не в стенку чеки. Если случился перелет, и не понятно, на какой чеке произойдет касание и остановка, то нужно выпустить шасси и сделать пробежку, перепрыгнуть чеку ногами, чтобы ни в коем случае не зацепить попой за бордюр чеки. По периметру чеки всегда имеется борюр, он выложен камнем. Попа и бордюр не совместимы, посадка задницей на бордюр чеки – это наиболее частая причина компрессионного перелома позвоночника. Большинство травм получены пилотами как раз на посадке. Поэтому нужно отнестись к посадке очень ответственно, собраться, сконцентрироваться. Это будет сделать непросто, особенно после многочасового полета.
Про другие посадочные площадки в Бире я пересказывать не буду: не имеет смысла, т.к. жизнь в течение двух недель в Бире наглядно показала, что они гораздо более травмоопасны.

Если производится вынужденная посадка на маршруте, то необходимо выбирать площадку, имея как минимум 200 метров высоты. Эту высоту необходимо потратить для поиска ответов на следующие вопросы: 1. Есть ли провода на площадке и вокруг? Стоит выбирать место, максимально открытое, удаленное от деревьев и домов, т.к. провода часто перекидываются с ветки на ветку, их очень сложно заметить. 2. Имеет ли площадка уклон? (если это чеки, то уклон есть) 3. В какую сторону площадка имеет уклон или в какую сторону понижаются чеки? 4. Какое направление и сила ветра? 5. Какие препятствия имеются вокруг потенциальной площадки. Ответив на эти вопросы, можно определиться со стороной площадки, над которой нужно строить заход восьмерками. Стоит отметить, что вынужденная посадка на индийские чеки – это достаточно сложно и рискованно даже для опытных и подготовленных пилотов.

Водопой

На посадке

Водопады у стартового отрога

По широкой горной тропе, среди буйной субтропической растительности, среди лиан и акаций, двигаясь вверх по руслу горной речки можно дойти до каменных порогов и водопадов. Поскольку водопады находятся в ущелье, то сумерки наступают быстро, и сделать хороший снимок на мыльницу становится достаточно сложно.
Горный ручей

Водопад

Дарамсала

На второй день пребывания в Бире мы отправились в Дарамсалу на экскурсию. Нельзя сказать, что этот местный районный центр и его резиденция Далайламы произвели на меня большое впечатление. По-моему, непосредственно в Бире есть достойные внимания храмы, и можно полностью погрузиться в местную культуру. Однако такого разнообразия различных сувениров в Бире нет. В Дарамсале я очень долго торговался и купил все-таки понравившийся мне амбарный замок ручной работы. Только пока не придумал, как его можно использовать в хозяйстве, ни одной подходящей петли для замка в доме нет.
В Дарамсале

Верхняя Дарамсала

Форест темпл

Недалеко от Бира в лесном массиве в направлении города Безнат расположен храм. Там я не был, но фотографии, которые привезли оттуда другие члены нашей группы выглядят достаточно интересно.
Форест темпл

Ступа буддистов

Внутри храма Форест Темпл

Первый день полетов

Наконец-то, дождались! Мы прошли контроль и поднимаемся на гору. Сегодня, в первый день полетов главная цель – это понять место, почувствовать старт и посадку, влетаться после небольшого осеннего перерыва. Задача поставлена Тохой для уверенного достижения цели дня: полет до Ред темпла и обратно, до стартового отрога и так столько раз, сколько получится, посадка на штатном лендинге. Нижний старт весь облеплен пилотами и рюкзаками, кто-то ждет, кто-то готовится. Погода уже давно началась и пора стартовать. Спешить все равно не стоит, надо все проверить. Еще важней настроиться на полет.
Нижний старт

Началась последовательная подготовка, ритуал, который повторялся затем каждый день: проверить крыло, затем крайний поход в кусты, потом одеть комбез, включить приборы в кокпите, встегнуться в подвеску, проверить как подвеска сидит и ничего ли не мешает, затем пристегнуть кокпит, проверить приборы, рацию, проверить питьевую систему, одеть перчатки и шлем. И сразу на старт, пока не нагрелся. Меня беспокоит подвеска, точней ее регулировки. Никак не могу найти нужные настройки.
Вчера на брифинге выясняли особенности терминологии, что называется лететь «верхами» и «низами». Мне все равно как это называется, но раз уж принято так говорить, то скажу, что еще вчера решил лететь верхами. Даже если погода будет не важная. Погода сегодня, действительно не очень сильная, дымка закрывает склоны и долину от прогрева. Сильных потоков сегодня быть не должно. Почему верхами? Потому что, во-первых, если внизу на крайнем в долину триггере сделаешь ошибку или не найдешь поток, то полет закончится. Во-вторых, утром прогревались вершины гор, когда долина еще была в тени. В-третьих, если получится, можно забраться на хребет, а по хребту можно лететь быстрей, собирая все самые вкусные потоки, которые срываются с вершин хребта.
До стартового потока лететь не далеко и поток в ложке стартового отрога есть всегда, когда есть погода. Сразу после старта проваливаюсь ниже отрога и приходится обходить склон, чтобы вылететь на освещенную сторону. Поток на месте. Как широко все крутят! Пытаюсь по быстрей набрать высоту и уйти выше по отрогу, там над следующим триггером уже обрабатывает поток блондинка на компетишине, замеченная мною еще на старте. Белокурые волосы развеваются на ветру, не застегнутый кокон, похож на юбку с глубоким разрезом. Она на старте соблазнила меня своими длинными ногами, когда переодевалась. Секунду спустя мы уже обрабатываем один поток в узкой спирали. Какое-то странное чувство, когда летишь друг напротив друга и смотришь друг другу в глаза, точней в солнцезащитные очки. Наше вращение, когда мы почти касались ушами наших крыльев, мне напомнило медленный вальс. Не знаю, что партнерша раглядела в моих глазах. Надеюсь, не страх, потому что через мгновение эта красавица развернулась и полетела выше по отрогу к хребту, в освещенный солнцем цирк. «Это приглашение на следующий танец!» – успокоил я себя и полетел следом. В том цирке не могло быть легкой жизни, т.к. поток должен срываться где-то выше. А если просыплешься, то полетишь в подветренной зоне в ущелье до самого стартового потока. Так и оказалось, потока не было. Потеревшись немного о склон кончиком своего длинного крыла, моя спутница перепорхнула через хребет в направлении больших гор, оставив меня танцевать в тишине и одиночестве посреди пустого зала. Может быть, она не знала, что лететь дальше, в клуб для взрослых, мне еще рано? Но пора и делом заняться. Тут уже и Бобр кричит, что там, где я, меня быть не должно. Я и сам догадываюсь о своем дурацком положении и быстренько перепрыгиваю на другую сторону отрога в направлении на Ред Темпл.
Дальше по дороге до Ред Темпла все было просто: высоты было достаточно, чтобы лететь на уровне хребта по его освещенной и богатой потоками стенке. Но летелось медленно, потому что хотелось обработать каждый поток и до самого конца. Эта привычка равнинного, вечно обделенного потоками пилота сначала сильно мешала лететь. А здесь потоков – завались! На каждом триггере, выбирай любой, но желательно самый перспективный с самым сильным потоком. И обрабатывать поток до самого края нет смысла. Кверху поток упирается в инверсию, разваливается, ослабевает и крайние спирали в ослабевающем потоке – это всего лишь потеря времени. Взяв Ред Темпл сверху, долетел обратно до стартового потока, запросил Тоху и получил задание повторить, но низами. Низами очень не хотелось. Поэтому повторил верхами и пошел на посадку через 2,5 часа полета. Для первого дня достаточно. Тем более Тоха ждет на лендинге, и нужно успеть воспользоваться его услугами сопровождения, чтобы зайти на посадку в первый раз под чутким взглядом инструктора. На посадке заход строил с таким расчетом, чтобы приземлиться на асфальтовую дорожку перед посадочной площадкой. Когда почувствовал, что меня сносит с дорожки, додавил клеванты, но не успел, и в процессе торможения крыло уже вылетело на следующую площадку, ниже дорожки. Перед самой землей крыло сорвалось в негатив, и я сел почти в вертолете, развернувшись в воздухе лицом к крылу, услышав ворчание Волкова: «балерон»! Ну да, немного сковано заходил и откровенно завалил концовку. Не́чего так пугать ужасами индийских посадок!
Чеки

Я на посадке

В гору

Давно хотел сходить в гору пешком. На следующий день мы отправились в двухчасовую экспедицию: Кайтер, Ромка, Женька, Тоха и собака, которая шла с нами всю дорогу от Бира до старта. С какой целью она поднималась на старт по крутой тропе, высунув язык и тяжело дыша? У нас появились некоторые нехорошие подозрения, наблюдая собачье усердие. На следующий день собачий вопрос вырос в приоритете в два раза, т.к. теперь с нами на гору шли две собаки-альпинистки. Собакам подъем давался очень нелегко, впрочем, подъем в гору второй день подряд и мне дался с трудом. Собаки, кстати оказались очень дружелюбными. В процессе длительной фотосессии они позволяли себя держать за хвост и за уши, и вообще вели себя как настоящие буддисты, очень флегматично. Впрочем, вопрос о собачьем альпинизме остался открытым.
После того, как залез на гору, очень хотелось пить и есть. На старте есть кафешка, в которой старик-хозяин готовит прекрасный чай. После подъема сваренный в кастрюле чай с молоком и сахаром казался божественным напитком. Дома я не пью чай с молоком и можно сказать, что не люблю такой чай. Но этот чай был действительно вкусный. Старик варил чай в кастрюле вместе с какими-то орехами, после чего добавлял молоко и сахар. Как только чай был готов, он переливался в чайник с носиком, а затем разливался по небольшим стеклянным стаканам, которые быстро разбирались пилотами.

А после подъема надо еще и лететь. Да еще в неудобной подвеске, которая так и не хочет настраиваться. Поэтому в следующие дни желание летать дольше и дальше отодвинуло походы на гору на вполне определенный срок: как-нибудь позже.

Ксюха и собаки-альпинисты

Чай с молоком и прочие прелести

Полеты в домашней долине

Вчера был интересный и достаточно поучительный полет. Особенно его начало. Вчетвером, Кайтер, Влад, Бобр и я стартовали достаточно рано, подгоняемые желанием использовать короткую погоду.
Уже в стартовом потоке стало понятно, что лететь будет сложно: вялый поток, сильно наклоненный свежим ветром из Дарамсалы, не давал забраться выше по отрогу. Кайтер, Влад и Бобр пошли на переход к промежуточному отрогу в сторону Ред Темпла. Догоняя их, наблюдаю ту же не веселую картину сдуваемых ветром семечек одуванчика. Решение сразу созрело: во-первых, спешить сегодня не стоит, во-вторых, низами идти не выгодно, т.к. дует ощутимый встречный ветер. Поэтому нужно обязательно забраться выше к хребту. Такая тактика должна быть более надежной. Действительно. Парни, сильно рискуя, с малой высоты пошли на Ред Темпл. Сразу под Ред темплом есть цирк, но он имеет юго-западную экспозицию и утром этот склон плохо работает. Как и следовало ожидать, парни отдали себя в руки судьбы. Бобр сел под Ред темплом, а Влад бросил запаску после твиста. Слышу по рации, что с Владом все хорошо. Он очень удачно приземлился на пологий склон, правда, с очень большой вертикальной скоростью. Кайтеру же удалось выбраться из этой западни и слетать интересный маршрут.
А мне после нескольких заходов на освещенный цирк, который расположился на промежуточном склоне, с очень малой высоты удалось найти восходящий поток и забраться почти на хребет. А дальше летелось немного веселей. После небольшой трепки на переходе, которую устроила болтанка, нескольких ассиметрий на акселе, я был вознагражден сполна. Подо мной Биг фейс с поросшими лесом отрогами и огромными валунами на вершине. Здесь начинается высокий хребет, и открываются просто потрясающие виды. Вот они склоны больших гор, такие неприступные и первозданные, не потревоженные человеком. Высокие крутые склоны уже не зеленеют живым лесом, а отражают загадочно-тревожный и хищный бордовый с серыми прожилками цвет. Нет, это не предупреждение, горам нет никакого дела до человека и его страхов. Это знак величия и долголетия. Сейчас в горах спокойно и мы, используя свои тряпочные летательные аппараты, можем насладиться с небольшого расстояния беспощадной красотой гор.

Заглянув за Биг фейс

Сегодня, наконец, удалось победить подвеску, нашлись потерянные настройки, и они позволили выполнить полетное задание на день. Слетал до Биг фейса, честно взяв по дороге Ред темпл, затем на Трейн стейшн через стартовый поток и обратно, на штатный лендинг. Где-то около 50-ти км. Были в том полете две серьезных ошибки. Первая, когда при возвращении с Биг фейса на отрог Ред темпла, в горячем порыве обогнать Бобра я, не добрав высоты, пошел на переход. Пришлось выживать у стенки, мысленно пиная ногами ветки на вершинах елок. Правда, ошибся не в одиночку. Кайтер и Бобр тоже не добрали высоты. Кайтер в итоге сел где-то под Ред темплом, а Бобр оказался очень настойчив и все-таки выбрался тоже из этой западни. Вторая ошибка связана со стратегией полета по маршруту и планированием полета заранее. Если бы решение лететь на Трейн стейшн было принято заранее, то правильно было бы забраться на хребет при первой возможности, не возвращаясь в стартовый поток. Но все равно, я удовлетворен. А последующий разбор трека полета вместе с Тохой оказался очень полезен. Разбор трека показал, не только эти две ошибки, но и возможности дальнейшего совершенствования тактики полета.
Два фейса: большое и маленькое

В Дарамсалу за директором!

Сегодня с Тохой завели точки в GPS. Собираюсь тренироваться летать по установленному маршруту в GPS, как на соревнованиях. Все по взрослому: стартовый цилиндр, какие-то там B04, B29, туда сюда, биг фейс, антенна. Погода звенит! Со старта вся домашняя долина отлично просматривается на десятки километров вокруг, воздух прозрачный и прохладный. Только со стороны Дарамсалы наплывает высотная креза, обещая ослабление погоды ко второй половине дня.

Старт тандема

Уже над стартовым хребтом в уверенных +4 набираю 3600 метров абсолютной высоты. Ровный поток позволяет разобраться с потерявшей почему-то волну рацией, не реагирующей на кнопки. Визуально беру стартовый цилиндр, а GPS никак не хочет вести меня к следующей, первой точке маршрута. Пытаясь победить GPS, слышу в рацию, что Волков на своем тандеме полетел на Дарамсалу. Вот он уже над хребте у Ред Темпла в стратосфере. Его догоняют Бобр и Тютюнов. А я над стартом сливаю высоту в борьбе с приборами. Докладываю о своих злоключениях с GPS Тохе, как будто ему на старте больше нечем заняться. И получаю посыл: лети в Дарамсалу за Директором!

Соседняя долина

Когда есть новая задача, остается только приступать к исполнению, разбив ее на подзадачи. Для начала решаю догнать директора. Заметив, в каком месте Директор решил поздороваться со стратосферой, по рельефу лечу в место триггера, и выбираю в том же потоке впервые в жизни почти 4000 метров над уровнем моря. А вокруг красота неописуемая! Горизонт стал намного шире, открылись снежники на горизонте. Туда хочется смотреть постоянно, вид высоких, больших гор завораживает. С этой высоты от хребта, где Ред Темпл на глайде вместе с Сергеем долетаем до Биг фейса. Справа ближе к нам над большими валунами набирает Бобр, а дальше над пупырем среди леса набирает Директор. Используя информацию, полученную при анализе треков, и опыт предыдущих полетов к Биг фейсу решаю сразу тянуть в поток к тандему. Дальний отрог стенки с отрогами в виде куриной лапы работает лучше. Сергей же сворачивает к Бобру, вдвоем они долго обрабатывают слабый поток и в итоге начинают отставать. Решаю набрать высоту отрога и идти на переход через ущелье. На переходе сильно сливает, блочки акселератора встретились друг с другом и долго не расстаются. Это хорошо, значит, скоро начнет интенсивно поднимать.
Отроги за Биг фейсом на пути в Дарамсалу разлучены друг с другом глубокими и широкими ущельями. Переход от одного отрога к другому строится не по случайной траектории. Стараюсь выбирать путь в самом узком месте ущелья или пролетать над отрогами, которые, как мосты спускаются в ущелье и снова поднимаются с другой стороны ущелья, являясь уже частью другой горы. Таким образом получается быстрей достигнуть противоположного склона с минимальной потерей высоты.
При поиске наиболее удобной траектории для перехода можно много интересного рассмотреть внизу, на склоне или в ущелье. На склонах и в ущельях с большой высоты различима жизнь: вот там видна плотина, а там водопад. Там дом на вершине. Не известно, кто его построил и зачем так высоко в таком труднодоступном месте.
Но самый любимый момент полета для меня – это подлет к намеченному месту на склоне. Это наиболее ответственный период полета и в то же время самый интересный, позволяющий рассмотреть склон во всех деталях. Каждый камень или дерево, серпантин горной тропы, ведущий одинокой хижине – все это прямо перед глазами, и с каждой секундой открываются новые детали.

Каменоломня

Директор не спешит, он отстает на один или на два отрога. Поблизости других крыльев нет. Но я лечу не один. Орлы – отличные спутники в полете. Особенно старые птицы, большие и задумчивые, опытные парители и потерявшие когда-то некоторые свои хвостовые перья. Да, конечно, в книжке можно прочитать, что орлы пролетают десятки и даже сотни километров, не делая ни одного взмаха крыльями и используя для набора высоты термические потоки. Но совсем другое дело не только увидеть такой полет, но и поучаствовать в полете на равных с орлом правах, совершив с одним и тем же орлом два, иногда три перехода подряд, рядом, крыло к крылу. И осознать, что природа удивительно изобретательна. Часто орлы показывают сильные восходящие потоки. А бывает наоборот, находишь хороший поток, и тут же из синевы неба появляется орел. У нас одинаковые потребности: нам необходима энергия солнца, накопленная в теплом поднимающемся воздухе. Я прекрасно понимаю прилетевшего ко мне орла, и мне кажется, он меня тоже. За счет «моего» восходящего потока мы сможем продолжить наш полет, поэтому мне радостно сейчас вдвойне. Мой «датчик счастья», вариометр, показывает вполне определенно маленькую радость еще только предстоящего перелета, запасаемую в метрах. Наберем высоты – и полетим дальше. И, возможно, нам с орлом по пути.

Орел, даже если не орел, все равно, Орел!

На пути в Дарамсалу отроги становятся ниже, тем трудней будет лететь обратно. Погода, как и ожидалось, прошла свой пик и начала слабеть, верховые облака закрывают горы от солнца. Потоки становятся слабыми. Вот уже и Дарамсала внизу в долине, и хотя на часах еще только 2 часа дня, но обратно мы сегодня скорей всего не успеем долететь. При попытке выбраться повыше над Дарамсалой меня настигает волковский тандем. Решаем лететь обратно, сколько успеем. Каждый набор высоты теперь дается непросто. Слабые потоки работают циклически, меняется направление сноса по высоте. Чтобы не тратить высоту на переходах, прижимаюсь ближе к рельефу. Внизу раздаются звуки ударов молотка по камню. Под мной в нескольких метрах на горе работают индусы, добывающие камень простыми орудиями труда – киркой и лопатой. Теперь для перехода через ущелье надо набрать высоты. Вот перспективный участок склона. Здесь скала из темного камня, изгиб склона и ниже полоса леса – хороший триггер. И действительно, тут есть поток. Камень отдает свое тепло воздуху, и я чувствую запах нагретого на солнце камня. Набираю высоту в потоке со скоростью всего лишь +2 м/c. Но это хороший поток на фоне остальных и нужно его использовать до конца. Наконец, мы с Волковым догоняем отставшего на пути в Дарамсалу Бобра и еще несколько незнакомых крыльев. Становится чуть веселей и иногда тесновато у склонов. На большом тандеме узкие слабые потоки у склонов становится обработать все сложней, это заметно по тому, как интенсивно работает Директор в тандеме. Скоро он идет на посадку. Погода слабая и нужно бы сбросить скорость, выбирать потоки до конца, но Бобр ускоряется, и я лечу за ним. Используя накопленное тепло поросшими лесом склонами у Биг Фейса мы долетаем по маленьким хребтикам до Безната и заходим на посадку, не долетев до штатной посадки всего 10 километров.
Самое интересное в северной части Индии после Гималаев и буддистских монастырей – это лица людей. Просто подарок для фотографа. Лица разные, молодые и старые. Но все очень открытые и приветливые. И после посадки где-нибудь по маршруту первое, что ожидает усталого пилота – это веселые и любопытные лица детей. Они появляются первыми на посадке и засыпают вопросами на хиндише (английский в индийском исполнении). Они очень любят фотографироваться и здороваться с пилотами за руку. У меня не было с собой фотоаппарата, и дети удивились и даже немного расстроились. После ритуала рукопожатий я выбрал самого старшего мальчика и попросил помочь сложить крыло. Видно было, что мальчику приятно такое доверие, и он его старался оправдать, крыло складывалось быстро.

Отец, слышишь, рубит?..

Детство

Юность. Красавица

Старость

Скоро такси доставило нас к отелю, над которым не без помощи Тохи в честь взятия Дарамсалы уже гордо развивался российский флаг.

Итоги

Потом были еще полеты. Снова летали в Дарамсалу с возвращением, летали в домашней долине. За 8 дней полетов я провел в воздухе 27 часов, налетал несколько сотен километров, получив бесценный опыт горных маршрутных полетов. Но важней всего – это незабываемое погружение в новый для меня, самобытный и прекрасный мир. Мир, который будет сниться мне еще долго по возвращении домой, вызывая тоску и непреодолимое желание вернуться сюда снова.

Закат

 

Обобщение анализа ошибок по результатам полетов в Бире

В результате записей разбора ошибок после полетов в Бире накопился следующий список ошибок:

1. Плохо отрегулировал подвеску. Мучился весь полет.
2. Пересиживаю в потоке. Как только ослабевает поток, достаточно высоты для перехода, нужно идти на переход.
3. Не эффективная обработка потоков. Нужно пытаться распознать, предугадать, куда сдвигается поток, лучше центрировать.
4. Не слежу за развитием погоды. Погода в течение дня меняется быстро.
5. Полет не по триггерам. Потеря времени на поиск потока.
6. Набор в слабых потоках. Нужно использовать только сильные потоки. (по результатам разбора трека)
7. Триггер нужно выбрать заранее, переход до него рассчитывать надежно. Выживание у склона – лишний риск и большая потеря времени.
8. Не точный заход на случайную посадку. В результате долгого полета сложно сконцентрироваться и зайти точно. Плюс воздух разрежен, снаряги с собой больше, крыло летит быстрей, чем на равнине.
9. Не планирую заранее маршрут. Потеря времени на принятие решения куда лететь и что делать. Потеря высоты и ухудшение результата: можно было замкнуть маршрут возвратом в стартовый поток при возврате из Драмсалы. Погода еще была. Погнался за другим пилотом.
10. Не слежу за снарягой: оторвал аксель, перетерся тросик.
11. Суета на старте. Потерял шлем.
12. Психологическая усталость. Нужно распознавать заранее и планировать полет с учетом физических возможностей.

 

Благодарю: Алексея Лазарева, Александра Дракона, Игоря Подливальчева, Андрея Алепова, Александра Бельского, Вячеслава Сапроненко за отличные фотографии, которые были использованы для оформления статьи.
Тоху за то, что помог этим событиям состояться.

Треки полетов можно посмотреть здесь.

Автор – Денис Иванов (Денди)

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться статьей в социальных сетях

Line Para2000.ru

Добавить комментарий

Ближайшая лекция конец августа 2018 г. Бир. Путеводитель по Большим Горам "для чайников". Или как слетать безопасно в Горы в одиночку.

Бир. Путеводитель по Большим Горам "для чайников". Или как слетать безопасно в Горы в одиночку.