Кто есть кто? О пилотах. Александр Фридер.

Александр Фридер.

Интервью Евгении Беловой. Июнь 2017, Сербия, Ниш.

Часть 1. Начало.

Пилот Кубка Мира, входит в ТОП-10 российского парапланерного рейтинга, победитель Чемпионата ЦФО 2017 в Курске. Пилот с дикой волей к победе рассказывает путь своего становления и про то, что летать – это кайф!
Крыло Boomerang-10

– Расскажи, где ты родился, где живешь, чем занимаешься?

Я родился в Москве. Всю жизнь в ней жил и живу по-прежнему. В обычной жизни я инженер-программист. Программирую уже лет 10 систему информационной безопасности. Довольно скучная тема, на самом деле. Закончил институт электроники и математики (МИЭМ – Московский институт электроники и математики – прим. редактора). Я уже думал об этом: люди моего поколения, многие мои знакомые, пошли в программисты, потому что такое было время – мы все смотрели фильм «Матрица», нас всех перло это дело, и мы считали, что программисты – это крутые люди на рынке.

– Как ты начал летать?

Я женился на летающей жене. Это редкость (смеется). Жена училась у Паши Макарова, у нее даже было свое крыло. И она мне говорила, что параплан – это круто. Я с ней познакомился на теме кайтов. А парапланы в моем представлении – это было что-то дорогое. Прикольное, но дорогое. Когда-то давно, еще в институте я прыгнул с парашютом. Меня так вштырило, такой восторг! Там свободное падение было 2 секунды. Меня так воодушевило! Я потом неделю ходил весь на позитиве. И полез в интернет, смотреть, как научиться прыгать с парашютом. И я понял, что это дорого, долго. И в моем представлении параплан – это было то же самое: дорого, долго. А тут приезжает жена и говорит, что нет, не дорого. Полез в интернет, действительно, недорого. Потом мне дали премию на работе, и я ее всю, как была, уграбастал на обучение на лебедке в Кончинке и на собственное снаряжение.

«Я женился на летающей жене. И она мне говорила, что параплан – это круто!»

– Что ты купил, помимо обучения?

Я купил крыло Параавис Арго. Это было более-менее единственное крыло, подходившее окончившим школу, которое было в наличие, которое можно было взять и унести, остальные были на заказ. Купил у Кушлевича подвеску AvaSport Cruiser, запаску, все-все барахло. Это был 2009 год. Самое начало лета. Я отучился буквально в пожарном порядке, чуть ли не 2 недели все это заняло.

– А до этого ты ничего не пробовал? Тандемы?

Никакие тандемы, ничего. У меня интересное такое было ощущение, что где ж я был. Я приехал – сейчас я полечу и все у меня будет как надо. И меня затягивают на первый тандем, Бердников, по-моему, меня тогда катал. Он мне тогда дал порулить. Вот у меня было какое-то странное ощущение укачивания в транспорте. Один тандем слетали, второй тандем слетали. И вот у меня это ощущение – я думаю, может, зря я вообще во все это ввязался. А потом меня цепляют самого – и вообще без проблем. Вот это вот – кайф!!! Все, я наверху! Я могу поворачивать вправо, я могу поворачивать влево. Все офигенно! И классно! И поперло! И я очень быстро отучился, буквально там за 4 выходных. В июне, в праздники, я собственно все закончил. Через неделю уже купил все барахло по полной программе. И на следующей неделе приехал в Кончинку, слетал первый маршрут 17 км. И с тех пор никак не могу остановиться (смеется).

«Один тандем слетали, второй тандем слетали. Я думаю, может, зря я вообще во все это ввязался. А потом меня цепляют самого – и вообще без проблем. Вот это вот – кайф!!!»

– После школы развивался самостоятельно или ездил на курсы?

Знаешь, когда начал летать, я был весь такой свободный от условностей. Это значит, я вот имел все вот это ваше: регистрация полетов в Леонардо мне нафиг не нужна, мне все ваши летные документы нафиг не нужны, все ваши спортивные лицензии нафиг не нужны. Я вот летаю, мне этого достаточно. У меня даже была примета, что когда я GPSс собой не беру, улетаю лучше, чем когда беру. Естественно, все это полная ерунда (смеется). И поэтому я из-за этой шизы я первые года два налет не фиксировал вообще. Но я так подозреваю, что где-то до 2013 года общий мой налет не превышал, наверно, часов 60. Первый год, я помню, мы с женой из Кончинки не вылезали: каждую неделю туда приезжали, в выходные ставили палатку и там куковали. Ловили погоду, все такое. Она у меня из Красноярска, мы съездили в Хакассию, полетали на Лиственной – как полетали, смех один.

У меня еще была такая установка – я сам. Я вот отучился, да? Дальше я сам. Мне никто не нужен. Это все, видимо, проистекало… Все проблемы из детства (смеется). Я в свое время занимался лыжным фрирайдом. И там сложилось такое положение вещей, что считается, если ты идешь фрирайдить, то тебе нужен обязательно гид. Если ты идешь без гида, ты вообще: ты дурной, ты разобьешься, тебя засыпет и прочее. Это как бы не лишено здравого смысла. Мне это не нравилось. Я сходил в свое время с гидами на Эльбрус. И вот мне не понравилось отношение общее к человеку, которых восходит в группе, как к чуваку, которого надо как мешок туда поднять, сгрузить. И вот он весь какой-то безвольный и непонятный. Главное, чтобы еще деньги платил. Мне эта тема с гидами всегда не очень нравилась. Когда я пришел в парапланеризм, я решил, что я сам с усам. Я сам съездил на Лиственную, сам ездил в первый год в Крым. Скажем так, часов налета мне это явно не прибавляло, потому что та же поездка в Крым заканчивалась условно двумя часами полета в динамике в неделю. В лучшем случае.

 

– А сейчас ты думаешь, что лучше развиваться с инструкторами?
Скажем так, если бы я сейчас начинал с нынешним багажом знаний, я, конечно, начинал бы по-другому. Однозначно. Я бы, наверно, кому-то сдался. Именно в хорошее летное место, на какой-то маршрутный курс, что-то такое. Это имеет смысл. То, на что я потратил с 2009 по 2013… В общем, я летал, нормально. Я в 2011 году у Борменталя на лебедке пролетел 60 км, это было круто. То есть я умел что-то, но…
Собственно, с 2009 по 2012 год – это были такие странные годы, один год у меня выпал из-за того, что я все выходные дома делал ремонт в течение года. Потом у меня дочка родилась, и кончились деньги. Я ездил в Новое, делал одну затяжку в день – не улетел, сам дурак. А в Новом у меня дача, поэтому я часто езжу в Новое.

Если бы я сейчас начинал с нынешним багажом знаний, я начинал бы по-другому. Однозначно. Я бы, наверно, кому-то сдался. Именно в хорошее летное место, на какой-то маршрутный курс. Это имеет смысл”

– То есть летать по-настоящему ты начал в 2012?

До 2012 года у меня налет был 60 часов, лучший мой маршрут был 60 км на равнине от Борменталя до Серебряных прудов. Были еще маршруты похожие. Скажем, я выезжал трижды в Крым, там вообще ничего не налетал. Я выезжал дважды в Хакассию, тоже какая-то мура. И как бы вроде как непонятные какие-то полеты. Не знаю, что мне ударило в голову, хочу поменять крыло, хочу двойку (сертификация LTF2 – прим. редактора). И так – дернулся туда, дернулся сюда. В итоге купил одно крыло, оно пришло бэушное из Калининграда, Jalpa 1, кстати (ProDesignJalpa 1 –прим. редактора), я не сообразил, я ее открываю, а там, наверно, ведро песка, реально ведро. Трясу-трясу, а он не заканчивается. В общем, я его вернул. Так жить нельзя. Мы так немножко поскандалили, но умеренно. Сделали возврат в исходную.
Я купил Вегу 3 (Axis Vega 3 – прим. редактора) и начал нормально летать. У меня появились деньги, я стал много ездить в то же Новое, в Калугу. Я открыл Калугу. Я почему-то не хотел ездить в Кончинку, притом что мы в 2010 году ездили в Кончинку очень интенсивно, но в 2010 году там стало очень жестко, стали очень большие очереди, там доходило до рукоприкладства в этих очередях. Не со мной, но как бы бывало. И мы в Кончинку ездить перестали. С тех пор я редко туда езжу.

Открылась Калуга, я стал ездить в Калугу, а там клево, такая атмосфера… Там приезжаешь, все на тебя смотрят. Даже тогда (смеется). И пошел расти налет, пошли нормальные полеты. В 2013 году я съездил на Боржаву, на первые свои соревнования (проверить название!!!), на Кубок Карпат. Я еще должен был съездить к Арзуманову на Кубок России на равнине, но, посмотрев прогноз, я поехал в Карпаты как раз, на две недели вместо одной.

«Открылась Калуга, я стал ездить в Калугу, а там клево, такая атмосфера…»

Это был офигенный Кубок Карпат, где мы разыграли 6 дней подряд, и еще неделю до этого я там летал, в каких-то таких условных горах, но все-таки в горах. Налетывал свои первые маршруты. Я там налетал, наверно, за эти две недели больше 30 часов, с возвращением. Я поставил местный рекорд дальности, который продержался три месяца там. Это было в тренировочный день перед Кубком. А у них есть местный парень, Тарас Канафуцкий, он рекордсмен. И когда я слетал маршрут, он ко мне лично подходил, руку тряс, говорил: «Давай мы с тобой еще как-нибудь слетаем». Я никогда до этого не летал в горах, как на равнине, – выкручиваешь и дуешь условно по ветру, приходишь в пересечение долин, выбираешь ту, которая пошире. И там чуть-чуть я недолетел до румынской границы, 70 с чем-то километров, забавный был маршрут.

Часть 2. Все впереди.

Пилот Кубка Мира, входит в ТОП-10 российского парапланерного рейтинга, победитель Чемпионата ЦФО 2017 в Курске. В продолжении интервью – про крылья, подвески, соревнования, мотивацию. Всегда на позитиве, этот математик помнит каждый таск! И открыто говорит о своих амбициях.

-Кубок Карпат в 2013 – это были первые твои соревнования?

Да, это были мои первые соревнования. Для этого я себе сделал лицензию, наконец (речь идет о лицензии FAI, необходимой для участия в соревнованиях – прим. редактора). Там был довольно крутой уровень участников. Я был в полном восторге. Я понял, что подвеска, из которой торчат ноги – это недопустимо, надо покупать кокон. Я купил себе кокон, практически такой же, как сейчас у меня – я купил себе кокон Gin Ginie Race на размер больше. Там было забавно. Мужик продавал кокон M-ку. Я приехал, схватил, убежал, торопился очень, открыл – оказался L. Хотел вернуть, но потом решил, что сам продам его еще дороже. Продал, купил эти Hawaii(MacParaHawaii, копия GinGenieRace, подвеска – прим. редактора), до сих пор в них летаю, уже с самого 2014 года.

«Я понял, что подвеска, из которой торчат ноги – это недопустимо, надо покупать кокон»

И стал ездить. Поехал в 2014 году в Непал на вторые соревнования. Провалил их вчистую. Вроде как тоже горы, летелось мне нормально, но вот где-то ошибался, чего-то мне не хватало. После каждых соревнований приезжал, и мне хотелось что-то поменять.После первых поменял подвеску. Приехал после Непала, подумал, что Вега что-то не летит (Axis Vega3, параплан– прим. редактора), не летит что-то Вега, дай-ка я ее поменяю. Долго думал, что купить. Поменял на Trango (UPTrangoXC2 –прим. редактора). На Веге я налетал часов, наверно, 60. К Trango я довольно-таки долго привыкал. Наверно, целый месяц. Причем, она чуть по-другому крутит. Вегу легко загнать в хорошую спираль – достаточно наклониться, она начинает поворачивать. А Trango – там надо было наклониться и уйти на середину подвески, и тогда у нее хорошая спираль получалась. Хотя если просечь Trango, она крутит очень хорошо, если в нее влетаться.

«После каждых соревнований приезжал, и мне хотелось что-то поменять»

Я съездил на ней на Кубок белых ночей. Там у меня был первый гол в моей жизни. Я там занял 10-е место, но первый раз прилетел на гол. Потом я съездил в Македонию. Там занял в принципе довольно неплохое для себя то ли 40, то ли 41 место. Там, правда, было всего два таска. И оба я, к сожалению, до гола не долетел. Во-вторых, очень обидно, там был участок против ветра и участок по ветру, и мы тошнили-тошнили, там все посели к чертовой матери на этом участке против ветра, а я и еще несколько человек долетели. И надо было развернуться и лететь по ветру. Когда я развернулся, я чуть не сел. Потом выскребься, и потом все-таки сел в конце концов. Очень было обидно, я, наверно, потом полгода переживал. Соревнования были очень хорошие, очень душевные, очень много народу. В среде, в которой я общаюсь, я оценил, что я крут. Надо же?!

Потом были соревнования одного таска в Сербии в 2014 году. После этого я съездил в последний свой фри-флай выезд. Это был Бир, просто полетать. Я договорился с Пашей Макаровым, что я к ним типа в группу, чисто на завоз, на координацию – чтобы если я гробанусь, он меня имел в виду, то есть такое сопровождение свободных пилотов. Стоило это 5 тысяч. И летал там, ну так, понравилось. Драмсала и обратно, все дела. Без всякого героизма, спокойно. В первый раз я там был, это было в 2014 году. Сейчас понял, что исключительно нравятся соревнования. Фри-флай мне уже год с чем-то не интересен.
В начале 2015 года я съездил опять в Непал на соревнования, уже на предкубок. Я стабильно долетал до гола. Единственный был день, когда я не долетел до гола, это когда у меня был единственный шанс показать приличный результат. Я был в районе 20-го места в этом самом длинном таске. Но я не долетел до гола 50 метров. Я сел на плечо серпантина, за BlueSky (название посадки в Непале, недалеко от Покхары – прим. редактора). Я сел прямо на дорогу. Там один французский фотограф меня заснял. Я стою на обрыве. Крыло я держу в свале. Оно уже падает, я его держу, чтобы не стащило в обрыв. Там обрыв-то на самом деле метров 5. Но не видно, что он метров 5, а такое ощущение, что я стою над обрывом, держу крыло. Фотография совершенно чумовая. Пример, как безбашенные спортсмены рискуют всем ради гола.

«Я сел прямо на дорогу. Я стою на обрыве. Крыло я держу в свале. Пример, как безбашенные спортсмены рискуют всем ради гола»

– А ты как раз безбашенный?

Я не знаю, честно сказать. Нет, скорее нет. Хочется все держать под контролем. И вот всегда есть этот неприятный момент – ощущение, что контроль уходит. Ты летишь, тебе надо перелететь лес. И ты сносишься с каким-то пузырем на этот лес. Сносишься, сносишься, потом ты его теряешь, доворачиваешь по ветру на край леса, летишь – и ты понимаешь, что ты не перелетаешь. Точнее, не то, чтобы не перелетаешь – возможны варианты: то ли долетишь, то ли не долетишь. Это только ощущение, но оно очень неприятное, я его не люблю. Поэтому совсем излишний риск я не люблю. Но иногда приходится (смеется). Иногда прокатывает.

– Ты говорил, что рекорд хотел бы сделать?

Да, это было бы действительно интересно и любопытно. Но чисто как достижение, что это никто не делал. Вот фри флай – это все-таки полет для удовольствия. Ты решаешь, конечно, какую-то задачу, но ты всегда можешь ее поменять. А рекорд – это все-таки задача, которая поставлена жестко, ее надо сделать, просчитать.

– Как ты дальше планируешь развиваться? Цели перед собой ставишь?

Нет. Меня в свое время жена спросила: «Саша, а какая у тебя цель в жизни?» Она меня так озадачила! Мне совершенно нечего было ответить. И я ответил первое попавшееся, что я хочу участвовать в Кубке мира. Это было в 2014 году, я тогда только узнал, что такое Кубок Мира. Как раз в Македонии той самой, мне тогда впервые рассказали, что есть такой Кубок Мира, что я могу туда попасть даже.

– И ты начал участвовать в Кубке Мира?

Да в 2015 году. Причем, я сказал, что хочу на Кубок Мира, хотя я не хотел так, чтобы очень сильно.
У меня есть такая галочка, которую я хотел бы себе поставить. Я хотел бы быть первым в российском рейтинге. Но я не иду к этой цели целенаправленно. Потому что для этого надо выбирать соревнования довольно тщательно, не надо ездить на Кубки Мира для этого, потому что за них не дают много очков. Эта формула работает так, что надо ездить на те соревнования, где ты будешь в 20-ке. Ты не будешь в 10-ке, например, ты не будешь третьим, но ты при этом не будешь 40-60-м. Надо, например, ездить по чемпионатам каким-нибудь, более-менее сильным.

– Что мотивирует тебя гоняться?  Следишь ли ты за своим рейтингом?

Я, скажем, отслеживаю себя в этом рейтинге, мне это интересно. Но прямо целенаправленно к этому стремиться… Скажем так, еще есть психологический момент – мне бы хотелось во всей этой движухе, кубковой в том числе, стать своим. Ведь лучший способ – это показать хороший результат. Вот этого бы хотел. Помню, как я летал в 2015 году на BritishOpen в Македонии, и я выступил реально хорошо, я сам себе понравился. Как-то зашел там в ресторан, там англичане сидели, они мне: «Давай к нам». И там был один мужик, шотландец, он жаловался, что у него Icepeak 6 не летит нифига, раз бомбанулся, второй раз бомбанулся, не знает, что делать. И ему говорят, вон Александр сидит, у него такой же Icepeak, следи за ним, он, типа, шарит. И вот это было такой состояние, когда я про себя подумал, что в принципе да, я выхожу на старт и на меня обращают внимание. То есть за мной следят, я тогда там 21-м был, мог бы лучше – ошибся в конце. Потом я в Португалии тоже летал, я был шестым. Там я совершенно четко ощущал, что за мной следят.Вот это ощущение – оно мне нравится, и я хотел бы получать его снова и снова. Именно за этим я гоняюсь (смеется) – когда все взгляды направлены на тебя. Не все, некоторые (смеется).

«И вот это было такой состояние, когда я про себя подумал, что в принципе да, я выхожу на старт и на меня обращают внимание. Именно за этим я гоняюсь»

– Как ты планируешь поездки на год?

Видишь, я в основном ограничен временем, а не деньгами. В принципе, с деньгами более-менее. Но вот отпуск 28 дней. Но в принципе удается как-то поддерживать квалификацию более-менее. 4-5 соревнований в год. Тут главное, чтобы они впрок были: какой-то опыт выносить, как-то их через себя пропускать, делать какие-то выводы, смотреть на себя со стороны.

– Анализируешь полеты после соревнований? Сразу после таска?

Да. После таска, мне кажется, даже полезнее отдохнуть, чем анализировать. Я думал об этом. Реально полезнее просто отключиться. А после соревнований выкачиваю треки, все их смотрю – где, что, как, почему. Соревнование, которое наиболее на меня повлияло, это был первый Кубок мира, в Индии. Я целую лекцию сам для себя заготовил после этого, выводы такие, такие, такие, такие. Сейчас этого, конечно, уже меньше. Сейчас уже, наконец-то, решены проблемы приборов, решены проблемы справления естественных нужд, воды, подвески, крыла, всего. Вот в Казахстане Кубок СНГ – это было первое соревнование, когда не было никаких проблем в принципе. Ну и результат был в принципе неплохой (смеется) (Александр занял 2 место в Кубке СНГ 2016 года, проходившем в Казахстане – прим. редактора).

– А жена летает?

Жена летала, перестала летать не так давно. Причем, когда я ее спрашиваю, почему, она называет очень интересную причину: «Ты стал так круто летать, что мне с тобой уже не интересно, я за тобой не успеваю, мне обидно, поэтому не летаю». Жена летать перестала, к сожалению, мы продали всю снарягу, которую подбирали с огромным трудом и вложением денег.

– А что ты считаешь самыми серьезными достижениями? Для тебя это что?

В плане соревнований, наверно, British (BritishOpen (Открытый Чемпионат Великобритании) 2015 года в Крушево, Македония, 21 место, 37,2 очка WPRS – прим. редактора), Португалия (CampeonatoNacionaldeParapentePortugueseChampionship (Национальный Чемпионат Португалии) в 2016 году, 6 место, 49,9 WPRS– прим. редактора), в принципе неплохой был Кубок Мира в Португалии (ParaglidingWorldCup – Portugal в 2016 году, 74 место – прим. редактора). Там я залажал последний таск, а до этого у меня было 3 таска уровня 800 очков, что очень неплохо. Из последнего – Сербия и Курск (VrsacOpen 2017, 3 место, Открытый Чемпионат ЦФО, 1 место, 31,8 очков WPRS – прим. редактора). Я особо не питаю иллюзий относительно своего уровня, но приятно постоять на подиуме.

Все еще впереди!
Болеем за Александра на соревнованиях!
Июнь 2017, Сербия, Ниш.
Интервью взяла и оформила – Евгения Белова.

Поделиться статьей в социальных сетях

Line Para2000.ru

Добавить комментарий

Ближайшая лекция. (не назначено)