Полеты в Пакистане часть 2016. Сам перелет. (Алексей Дружинин)

Предыдущая часть – Полеты в Пакистане.

 День первый. 14 июня 2016 года

С утра, инверсия прямо над стартом. Улетел поздно, в 12 часов. Летелось на удивление легко: потоки стабильные, до +6, база выросла до 6400 метров, а небольшой попутный ветер позволил пролететь с хорошей усреденной скоростью – около 40 км/ч. За четыре с половиной часа пролетел 125 км на восток, помахал перевалу Шандур, и сел из-за догоняющей грозовой тучки – для перестраховки.


Перевал Шандур.

Тучка тоже встала на ночевку, не дойдя одного хребет до меня – подарив великолепный закат.
Высота посадки 4200м. Юго-западный отрог с хорошими участками под старт на юг. Воды рядом не оказалось, оставил ее поиск до утра. Ночью пришлось заниматься камнекопными работами: ровнять площадку в ложбине – переставить палатку, чтоб не порвало ветром – все от той же тучки. Небольшую горняшку подлечил таблеткой кетарола с гипоксеном, и сон на свежем воздухе был замечательным.

Полетел таки!
Трек http://www.paraglidingforum.com/…/flight/1439294&lng=russian

День второй.

Утром часовая прогулка за водой: нашел снежник в ста метрах вниз по склону. Набрал полутора литровую бутылку и котелок снега.

За время моего отсутствия, ко мне наведались гости – коровы. Залезли в палатку, истоптали, пожевали, немного порвали. И на память – нассали в нее – сволочи! Месть за съеденных мной собратьев в Читрале?

Кроме самой палатки никто не пострадал. Пока все протер, просушил и т.д стартовал только в 11. Думал полет будет халявным, как вчера – а нет. База опустилась до 5800, потоки ослабли, в среднем около 3 м/с и слабее. В два часа с юго-запада начала догонять гроза, закрывая лохмами солнце. К трем часам пролетел около 100 км и подлетел к последнему хребту долины Гилгита: его перепрыгнуть – и я долине Хунза, а там всего 45 км «по стенке» и город Каримабад. Но погода ухудшилась совсем: все закрыто пеленой, и на отроге с трудом нашел +1- +1.5м/с. А за предыдущим хребтом, на юг, в районе Гилгита уже все темно – надо садиться.
На выбор: или рисковать и пробовать перепрыгивать хребет, и потерять время. А по прошлому опыту, в долине Хунзы при грозах, очень сильный ветер. Или садится тут же, и непонятно как стартовать завтра. Или попробовать вылететь на юг, к «Каракорум – хайвею», транскаракорумскому шоссе Пакистан-Китай. И там сесть или на склон или к дороге. Как обычно, желания рисковать никакого – на юг. В случае чего – сяду на склон – посадки по пути есть.
За 20 минут вылетел к «Каракорум-хайвею», сел на восточном склоне большого плато, рядом с какими-то сараями и огородами, на высоте 2800м. Для следующего старта место не ахти, зато, если что – слечу к дороге. Только добрался до ближайшего домика – включили грозу: дождь и ветер под 15м/с.
В полетах что главное? Главное: вовремя смыться! Я успел.
А до Каримабада – 45 километров, возможно, не долетел бы (целым).

«Садовое товарищество», это десяток домиков сложенных из камней с земляной крышей, и между ними огороды, коровы и один единственный человек – сторож. Позвал к себе ночевать. По-английски не говорит вообще. На ужин молочный чай, курага и плесневелые лепешки «чапати». Зато под навесом – не капает.

День третий.

16го всю ночь и утро шел дождь, перспектива не радостная. Часам к 10 решил спускаться ножками – времени мало, терять день не хочется. Через 1.5 часа спуска начало проглядывает солнце – слететь было бы значительно быстрее, а не топать 2.5 часа – обидно.
Через поселок Номал вышел на «Каракорум-хайвей», и уже через 15 минут ехал на «крузаке» с хозяином мраморной фабрики Шакиром и его другом Мусой. Пели песни, ели чипсы, запивая кока-колой – рамадан же!

Довезли до самого Алиабада, пол часа на «тук-туке» до Каримабада, еще 40 минут в гору, до отеля «Игл-несс» и я на месте. Гестхаус «Хунза–руф» – наш прошлогодний дом.
Хозяин очень рад моей физиономии. Он за год все перестроил, отремонтировал. Пол застелен ковролином, а не земляной – как в прошлом году. Есть вода из крана, не мутная. Электричества только своего нет. Только от городской сети – по расписанию, несколько часов в день. Прислал Незнйке фотографии – похвастаться.
А его водитель «заболел» и не приехал, полеты не состоялись. Коля этого «больного» в тот же день видел на рынке. И с погодой не фонтан, раздумывает тоже уехать в Каримабад.
На ужин – релакс: тепло, еда, интернет, общение со старыми знакомыми.


Отель “Игл-несс”, и гора “Леди фингер”.  Hotel “Eagle ness” and mount “Lady finger” (Ultar Sar)

 

День четвертый. 17 июня.

DSC04442.jpg

17го зашел на старт над Каримабадам, в 12:20 взлетел. По плану: небольшой 40 километровый перелет к месту прошлогодней ночевки, в начале ледника Хиспар, на северной его стороне. Чтоб на следующий день перелететь через ледник и следующий за ним хребет – на юг, в сторону города Скарду.

Ледник поднимается на юго-восток на 40 километров, и после одноименного перевала высотой 5128 метра переходит в ледник Биафо, который тянется дальше еще на 60 километров, до поселка Асколе – начало пути к К2. Это самая длинная ледовая «дорога» в мире, за исключением полярных шапок. Туристический пешеходный маршрут Каримабад – Асколе занимает 2 недели. На параплане мне там не пролететь – над снегом нет термических потоков. Буду облетать с южной стороны, через долину, идущую к Асколе с запада.

Потоки разбиты сильным юго-западным ветром. За час с трудом выскреб по рельефу до 4т – уперся в слой инверсии. Пару раз попробовал найти сильный поток – бесполезно. Плюнул и полетел на восток, через долину в сторону ледника Хиспар. Здесь получше: попутный ветер и база 5500. За час просвистел к намеченной точке. А времени еще вагон! Перелетел ледник Хиспар и вышел на северную стенку горы Makrong Chhish (северный отрог горы Спантик, она же «Голден пик»). Посмотрел примерный маршрут на завтра и наметил пятитысячный перевал – где можно перепрыгнуть хребет. Даже под вечер, в 15 часов, тут есть слабые потоки на северной стенке, закралась шальная мысль – может рвануть сейчас? Да опять перестраховался: с такой базой и силой потоков можно не вылететь к следующей подходящей посадке.

Сел в уже знакомом месте на высоте 4700м. Воды в этом году просто залейся – везде ручьи, а комаров, мух и главное коров – нет. Ночью немного подморозило.

ВИДЕО:

Трек http://www.paraglidingforum.com/leonardo/flight/1438393

День пятый. 18 июня

Стартовал поздновато в 11:20 – проспал. Не выспался: нервишки ни к черту – ручки на старте трясутся – страшновато. В этих местах до меня, никто не летал.

Ветер прежний, юго-запад, около 15 км/ч. База не высокая – 6300м. С такой высоты сложно на глайде перескочить хребет. Решил перед переходом ледника добрал в облаке еще 500-600 метров, как раз, тысяч до 7.
Пришел на северную сторону на 5700м, сделал несколько спиралей, и добрав до 6 тысяч – прыгнул за хребет. Пролетая перевал удивлялся: он должен быть высотой 5000м, у меня 5800м – почему я его перелетаю с таким маленьким превышением?! Уже потом, рассматривая трек и карту, понял – я ошибся: вылезал не по тому отрогу, и перелетал не тот перевал (оказался 5600м), и выскочил не в ту долину. Я вышел на ледник Chogo Lungma в верхней – западной его части, а не нижней – восточной, как планировал. Это стоило времени и лишних 10 км полета. Здесь сплошной снег и дохлые потоки – еле дотянул до южных скальников. А садиться на этот ледник – еще та лотерея: тут почти никто не ходит.

Видео перелета через перевал:

Дальше летелось тоже со скрипом: хотя переразвития не было, солнце закрыто лохмами от снежных облаков идущих с юго-запада. Сказывается плохая акклиматизация: начала болеть голова и дважды ошибся и потеряв время. Первый раз решил срезать изгиб ущелья и чуть не сел на северном склоне. Второй – полетел в большую широкую, светлую и красивую долину с рекой, и через 1.5 км понял – не туда, там же юг и город Скарду! А мне-то налево – на восток, в то темное, узкое ущелье.
За 5 часов пролетел 115 километров и вымотался в хлам. Сел в максимально ближней к К2 точке, на восточном склоне хребта за ледником Бивфо (Biafo), на высоте 4400м – как раз под утренний восточный ветер.
Видео
Трек http://www.paraglidingforum.com/leonardo/flight/1438392

Склон идет уступами и весь в камнях, найти подходящее место под старт не так просто.  Кругом пасутся яки – опасаюсь оставлять свои вещи с ними наедине. Яки пугливы и любопытны одновременно. Подходят метров на 100, и потом быстро убегают. Ночью, когда похолодало, они устроили беготню и разборки с громким мычанием – слышно так хорошо, что кажется – все происходит всего в паре метров.

DSC02050-1440.jpg

DSC02050-1440.jpg

Из воды – только снежник в 50 метрах. Очень жалею что коровы таки сожрали весь чай. Пью горячую воду с солью – очень вкусно! Ночью плюсовая температура – тепло.
Готовлюсь к финальному 60 километровому броску на восток. В основном морально: там дальше не найдешь стартов, там вообще нет посадок на склонах, только внизу, на леднике – к немногим базовым лагерям. Там над ледниками слабая термичка. Там будет помогать только попутный юго-западный ветер. И он же меня запрет – если решу повернуть в обратную сторону: «One-way ticket!».

DSC02189-1440.jpgДень шестой. 19 июня
Ночью температура не опустилась ниже 4-5 градусов, очень тепло. Интересно проявляется высотная болезнь ночью: когда во сне что-то отлежал, тебе очень лень шевелиться, и все как бы со стороны – нога затекла – «сама виновата, не буду просыпаться!»
Утро. Юго-западным ветром по небу размазаны облачные перья. Мой выбор старта оказался весьма «удачным» – по долине свистит сильный западный ветер – я в роторе. Пошел искать новое место. Нашел участок, где поддувает под 45 градусов, и есть промежуток в «ступеньке» свободный от камней, куда можно бежать. Из-за этого стартовал только с третьего раза в 12 часов.

Потоки по низам слабые и турбулентные, сильно размазаны по ветру. 40 минут выбирался по западному ребру на вершину, над стартом. Дальше, после перехода ущелья, стало гораздо легче – база подросла до 6500м. По ветру средняя скорость выросла до 60-80 км/ч. Пока летел, смотрел на ледник Балторо (Baltoro) – это 40 километров льда и камней! Не один день пути – если сяду. Около часа дня начала образовываться хорошая, темная туча, с юга, над горой Машербрум (Masherbrum 7821м), закрывая своей тенью долину. К моему подходу к последней поворотной точке, где ледник поворачивает на север к К2, небо затянуло окончательно – туча начала вываливаться на ледник и поливать его юго-западную часть. Стало очень интересно – какой силы тут шквал?
Выбор: или повернуть на север, к закрытой облаками К2 – сесть к основному базовому лагерю, всего то 7-10 км или 15 минут полета. Только это добавит день пути, если пойду пешком обратно. Попробовать отвисеться в нулях, и дождаться прохода тучи – с неизвестными последствиями. Ну или садится прямо тут.

Эх – не повезло с погодой – обидно до соплей! Но жить хочется еще больше. Выбрал самый безопасный и быстрый вариант – садиться тут.
Все – финиш, обратно не улечу.

Видео полета у К2

Палатки лагеря настолько маленькие, что с высоты их практически не видно, все сливается в серую массу с камнями. Очень долго искал хоть какой-то ориентир.

На посадке подошло с десяток «портеров», расспросы-рассказы: «это базовый лагерь Конкордия (Concordia) а ты откуда тут такой нарисовался? ». Один из них, в модных очках «Рей-бэн», представился «бизнесменом» предложил договорится по помощнике – кто поможет нести рюкзак вниз. По его словам до деревни Асколе, откуда можно уехать на машине, три дня (и 100$ вознаграждения). 3 дня долго, у меня нет их – 25го самолет из Исламабада, хочется успеть. Договорились, за 2 дня реально дойти. Выходим утром. Между делом спросил: «друг дорогой, а «пермит» то у тебя есть? Нет? Ууу, а тебя проблема друг» – сюрприз! Весь район К2 приграничная зона: с севера Китай, с юга Индия – нужно разрешение военных. А так же туристический «пермит» на треккинг или восхождение, а также нанятый гид, имеющий государственную лицензию. Это все надо делать заранее. Хотелось бы еще и на гида посмотреть – если такие существуют.

DSC02715-1440crop2.jpg

Погулял вечером по окрестностям. Очень правильно что сел прямо к палаткам: с обоих сторон лагеря идут промоины во льду, это как хорошие горные реки в ледовом каньоне из складок ледника, шириной до 10-15 метров, с причудливыми изгибами и трещинами. Без проводника их преодолеть нереально.
Базовый лагерь состоит из 3х больших тентов и нескольких обычных временных туристических палаток. В одном тенте столовая для туристов, в другом кухня и генератор, а в третьем, на отшибе, как раз и жил «бизнесмен», местные портеры и обслуга – центровое жилье! Здесь, на настиле, впятером и спали. Обычные портеры, кто идет транзитом живут в «домиках» в виде выложенных кругом стенок из камней, высотой 60-80см с натянутым сверху полиэтиленом. К ночи начали возвращаться туристы, но попытка общения не удалась:  мягко намекнули что они сильно устали, и указали на дверь.
А К2 так и не открыла личико – весь вечер и ночь окутана облаками, только на 5 минут показала верхушку освещенную закатом – нос высунула.

DSC02715-1440crop2.jpg

День седьмой.

На ужин, и как оказалось он же завтрак, портеры приготовили мясное рагу. На вопрос: «Что за мясо?» Гордо и шепотом: «Айбекс!» – ага, сейчас!


20 июня подъем в 2:30. Чай, и в 3 ночи мы, при лунном свете, начали спуск. Мы, это я и портеры: дедушка Мухаммед (M.Muhammad), Али (M.Ali), Вали (Wali), который нанялся нести рюкзаки и Хасcан (M.Hussin).

Через 30 минут у Валли начала болеть коленка, и весь дальнейший путь мой рюкзак несли два его друга. Трафик на леднике, как в метро, в час пик – только успевай уступать дорогу людям, осликам, лошадям – их сотни! Все верх, все нагруженные, с тюками. Ну и туристов-альпинистов немало. Корейцы в национальных костюмах порадовали.

“Прогулка” получилось как в старом анекдоте про джина: «Джин, хочу домой – пошли. Хочу быстро – тогда побежали!» это именно этот случай. Ребята мне попались ну очень крепкие, иногда именно бежали. Я за ними налегке не успевал! Непрерывное перепрыгивание с камня на камень, которые укрывают ледяные дюны высотой до 50 метров. Прыг-скок, прыг-скок, вверх-вниз, вверх-вниз. Только с двумя привалами на чай.

Первые 7-8 часов ходьбы были еще ничего, потом начали разваливаться ботинки (ну протектор у подошвы стерся гораздо раньше). Почти в самом конце ледника встретили лошадь: стояла и смотрела в пустоту, типа «пристрелите меня». Очень похоже на мое состояние: как же задалбывает скакать по камням! В качестве тонизирующего средства, на опастных участках, было напоминание о свеже погибшей лошади. Если перевести слова портеров на русский, получается что-то подобное “Камень башка попадет – совсем дохлый будешь!”

Небольшое видео:

К 19 часам прошли весь ледник и дошли до “Paiju кэмпа” – места нашей ночевки.
Итого 16 часов и около 40км по леднику. Какой же кайф, ходить по «условно ровной» поверхности! Ужин из чая с хлебом и расспросы. Сил писать сообщения друзьям не осталось, только: «Ок – спать».

День восьмой. 21 июня
Лагерь «Paija» большой, с кухней, площадками под палатки, водой и туалетами. Только люди в нем не задерживаются больше одной ночи, переночуют и уходят верх или вниз. Живет постоянно несколько человек. Лагерь почти опустел, когда мы вышли с рассветом. Вполне приличная тропа, и главное «почти» без камней, по ней легко идется. Погода поменялась: вчера светило солнышко, и очень хотелось в воздух и лететь. Сегодня над горами свинцовые тучи и ветер бьет в лицо песком. Как хорошо, что я не в воздухе!

Днем прошли мимо первой армейской заставы. Вышел боец, осмотрели паспорт, задал вопрос: сколько дней назад вы шли вверх? Пришлось что-то невнятно бормотать про «может 3 дня, и я с английским не дружил». Вроде бы все нормально – пожелал хорошей дороги.

На дневной привал устроились прямо под горой, на которой я ночевал два дня назад, у кемпа «Jhula». Буквально через 15 минут подходит странный, не бритый, обгоревший человек в альпинистских штанах и начинает со мной радостно здороваться: «хай русский, Игл-несс, мистер Али, биг-пати»! Оказался мой знакомый по прошлому году, крупный Пакистанский бизнесмен, его жена – племянница хозяина гостиницы «Игл-несс» в Каримабаде, где мы веселились на празднике, в прошлом году. И он ходил к базовому лагерю К2. Мир тесен! Предложил свою помощь с разрешением и транспортом. Договорились встретиться снова вечером, в Асколе.

Небольшое видео:

К вечеру, километров за пять до Асколе, встретили пятерых человек в странно одинаковых спортивных костюмах, как бы «между прочим» рассматривающих цветочки на тропе: «Хай мистер! Привет – привет. Вы кто, а откуда, а как вам тут нравится? А мы тут гуляем. Ой – а это случайно не номер вашего паспорта у меня на бумажке записан? Да! О! А мы как раз вас встречаем. Я – начальник погранзаставы. А вы – наш гость – пройдемте». Большая Каракорумская деревня: только в одном месте сказал – все горы уже через минуту знают. Попал.

Привели на заставу, познакомились. Начальник заставы мистер Умар Бек. Умный, общительный и очень хитрый: первым делом, ненавязчиво попросил убрать видеокамеру в сумку. Попросил послушать музыку в висящем у меня на шее диктофоне (а он как раз для музыки и висел). Попросил вытащить параплан – посмотреть. И все вещи. И карту полета на GPSе то же.
«Да вы наш гость, чай пейте, отдыхайте».
Мне повезло, что я русский, их тут уважают. Главное, у меня сохранилась фотография регистрации в полиции – оригинал забрали в аэропорту Читрала. А это оказалась главная бумажка в этих краях!
Сидим, ужинаем с бойцами, разговариваем. И правда, как в гостях, но уйти можно не дальше туалета. К ночи приехал старший полицейский Асколе, мистер Хассан. Тоже часок поговорили о жизни и документах. Что бы как то разнообразить общение, показал видео «тизер К2», клип о Канарах «Ла Пальма»Андрея Алепова и еще несколько видео на телефоне. Прав был дедушка Ленин: «Из всех искусств, для нас важнейшим, является кино»!
Кто-же предполагал, что так поменяется отношение: с насмешливо-подозрительного, на серьезно-уважительное. Я, не абы кто – бомж гималайский, а большой человек – участвую в создании серьезных и красивых вещей.
В добровольно-принудительном порядке постановили: сейчас я еду ночевать в полицейский участок, оплачиваю джип до города Скарду, себе и Хассан (потому что мистеру Хассан нужно в Скарду) в размере 100$. И утром, мы вдвоем едем в город.

Полицейское отделение, просто небольшой сарай, с конторкой для оформления пермитов туристам. Спали, расстелив одеяла на полу, втроем с полицейскими. Похоже, опасались что сбегу – даже в туалет ходил с сопровождением.
Обычно каждый вечер, я выходил на связь по сотовому или спутниковому телефону. В процессе допросов представил: сейчас достану спутник – точно решат что шпион. Ночью не рискну писать-звонить (за что по возвращении получил от Незнайки по шее).


Ботинки слегка подклеил

День девятый 22 июня.
Асколе вызывает гнетущее впечатление. Глинобитные дома, грязно, тесно, куча народу. По воспоминаниям альпинистов: с момента первого восхождения на К2, в 1954 году – не изменилось ничего.

Автомобильная дорога от Асколи не доделанная, и даже по местным меркам плохая – проехать может с трудом только короткий «крузер». Нормальный асфальт начинается километров за 40 перед Скарду.
Дорога долго петляет по ущелью, и перед поворотом на юг, у моста Dasso Bridge находится основной армейский блок пост на пути к К2. Без проверки не обошлось: много разговаривали, смотрели документы и видео. Через час радушно распрощались.
Не доезжая двадцати километров до Скарду, в поселке Шигар (Shigar) находится полицейское управление где служит мр. Хассан. Конечно же заехали туда, пообщались, посмотрели документы (в очередной раз), покормили обедом.
Видео

К двум часам въехали в Скарду. Ну и конечно никто меня не отпустил – поехали в военную часть, к самому главному начальнику: так как военные выше полиции, и решают все. На въезде в военную часть, как и положено, стоят 2 пушки: выкрашенные в черный цвет с отполированными до зеркального блеска дульными тормозами. На территории везде чистота, белые бордюры, цветочные кусты и стриженный лужайка с красивым видом на долину. На стоянке под крышей несколько машин с бойцами быстрого реагирования, увешанных оружием. Красота.
Через дежурку и вестовых попали в кабинет начальника части. Опять говорили, смотрели, звонили в телефоны, качали треки из ЖПСа, даже попросили одно видео с видом К2. Рассказали: я первый кто пролетел от Каримабада через ледник Хиспар к К2. Для простоты объяснения, местом через которое перелетел хребет, назвал «Голден пик», он же гора Спантик (Spantik 7029м) – это единственный известный ориентир. У военных этот район считался безопасным, в плане несанкционированного проникновения. Теперь у них проблема – делать новые блок посты. После двух часов звонков и уточнений, выяснив все мои действия на территории Пакистана по дням и в подробностях, меня отпустили, с условием: сделать прямо сейчас нормальное разрешение и регистрацию в полиции. И с огромной просьбой на будущее: летать где угодно, садится хоть на их замечательный стриженный газон, но обязательно заранее сделать все разрешения! И меня всегда рады будут видеть.

Дорога в соседнее полицейское управление – регистрироваться. Тут все несколько отличается от военной дисциплины: в дежурке стоят кровати, на одной из них спит начальник отделения. Шатаются людей с автоматами, и какие-то гражданские. Попытки не совсем понятных шуточек в мой адрес. После часа ожидания повели в отдельную комнату, тоже почему-то с кроватями – беседовать с местными МГБшниками – ISI (Inter Services Intelligence). Пять человек встали кружочком, взяли ручки и блокнотики и начали усердно записывать мои показания. Все по дням и в подробностях. На очередном из вопросов: «каким образом вы попари к К2?» – «прилетел» – «нет, как вы доехали?» – «да я, честно, долетел» даже сопровождавший и помогавший мне все это время, терпеливый Хассан начал закатывать глаза: «вот непонятливые то!», и показывать жестами: потерпи немного – скоро все кончится. И точно, в 18 часов я вышел из ворот полицейского управления свободным человеком!

Мистер Хассан, с которым мы подружились за это время, отвез в гостиницу к своему знакомому – где за 1500 рупий была не только чистая комната с белыми простынями и полотенцем, но и впервые за две недели была ГОРЯЧАЯ вода – невиданная роскошь!
Но таки сразу меня не оставили в покое: около 11 часов в гостиницу пришли ребята из «МГБ». На этот раз им понадобилось мое видео с камеры. Притом они хотели все, и забрать флешки «чтоб меня не утруждать» – были не в мягкой форме посланы. Договорились, что я сам им перепишу. Радостно достали свою флешку, на целых 2Гб! А у меня на каждой из трех камер по 40Гб! Это немного их обескуражило. Скачали на компьютер в гостинице.
Пока переписывалось видео, молодой комитетчик решил поиграть в «следака», с вопросами которые уже задавал мне ранние днем – а вдруг поймает меня на чем-нибудь? Играть не хотелось: «не надоело задавать по 10 раз эти вопросы? Нет? А мне надоело отвечать. Посмотри в свой блокнотик – там все записано. Все.» Расстроился. В качестве примирения предложил угостить хорошим, дорогим ужином – отказался.

Все – спать, завтра в 8 утра автобус до Гилгита.

День десятый и последний.
23 июня. Весь день в автобусе – смотрю на отличную кучевку – слюни пускаю. Очень жаль, не знаю стартов в Скарду, до которых можно добраться на машине. Кроме маленькой горки в центре долины, с которой не улетишь. И у меня так и нет разрешения на полеты. Я не знаю расписания рейсов местного аэропорта и его глиссады. А аэропорт еще и военный: вдоль полосы солидно смотрятся несколько счетверенных крупнокалиберных зенитных пулемета. Лечат порывы самодеятельности.

10 часов дороги, и вечером я встречаюсь с Незнайкой в Каримабаде – он тоже сюда приехал. Получил от него по шее за двое суток тишины в эфире. Так как его пугали страшилками про сели, обвалы и лавины на леднике.

Как выяснилось, мой полет наделал шума. В Каримабад, в гостиницу, пришли местные комитетчики и устроили допрос хозяину. Поставили на вид, что он не написал в журнале учета – куда я убыл (а он и не знал), не доложил куда следует. Досталось и ребятам в Читрале и лично Фархад Азизу. Хорошо, что это другой район и юрисдикция – без особых последствий. От меня им сплошные проблемы – о чем сожалею.
А следующий день, нам скрасили МГБшики, снова посетившие гостиницу – пообщаться уже со мной. Такой «визит вежливости» – видимо им крепко влепили. Проболтали час о полетах, горах, «Голден пике» и подобных вопросах – по 20му разу. Такое разнообразие, скоротать день до отъезда.


озеро Атта-абад

25го самолет Гилгит-Исламабад-Москва.
Итог: 5 летных дней, плюс 4 по земле. 490 километров в воздухе, и примерно столько же землей. Программа выполнена по самому минимуму. Полетать у К2 не получилось.
Финиш.


гора Машербрум

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться статьей в социальных сетях

Line Para2000.ru

Добавить комментарий

Ближайшая лекция. 26 сентября. Соревнования КОС. Зачем нужны и как проводятся.

Чему учат и зачем нужны соревнования КОС