Полет на другую сторону Луны. Бир 2011. (Денис Иванов).

Полет на другую сторону Луны

Не каждый полет запоминается надолго. Запоминаются только те полеты, которые украшены яркими впечатлениями или новыми достижениями. Если десять раз слетать в Дарамсалу, то сколько минут из этих около 40-ка часов в воздухе запомнится на всю жизнь? Но каждый пилот запомнит навсегда свой первый полет, который длился несколько минут или даже секунд, потому что это был взрыв ярких, сильных эмоций, потому что тогда открылся новый мир и новые возможности.

Конечно, я помню далеко не все свои полеты. Каждый полет наполняет копилку опыта, а таких полетов, которые запоминаются на всю жизнь, немного, и это далеко не самые дальние или самые быстрые маршрутные полеты. Но именно они мне особенно дороги. Первые 3 баллистических подпрыгивания при помощи лебедки в тандеме и первый радиуправляемый самостоятельный полет отмечены вкусом мечты. Первый набор в термике до 1300 метров вселил в меня уверенность, что высота мне больше не страшна! Первый маршрут на 5 км по ветру дал надежду, что будут еще другие маршруты. Короткий маршрутный полет с Пашей Черным с Бабадага в Патару запомнился шикарной посадкой на дикий бескрайний пляж и веселым возвращением в турецкой маршрутке. Очень радостно совершить еще что-нибудь подобное, ощутить яркие краски жизни после совершенного полета.

Недавно удалось слетать маршрут, который запомнится навсегда. В 2009 году я с трепетом смотрел в горы, всегда покрытые снегом, они были там…, на севере от “домашнего” хребта. Потом в Москве изучал треки пилотов, летавших туда…, и мечтал, мечтал, и думал, как можно сделать что-то подобное. В итоге решил, что в этот раз полечу в Большие горы, если более опытный пилот покажет дорожку к мечте.

Как-то одним тихим индийским вечером, на балконе второго этажа бирского отеля Чолин среди полупустых стопок из-под чая Лахматый показывал свои видео полетов в горах, треки и точки. Лахматый, гуру горных полетов, недавно вернулся из очередного одиночного бивуачного полета и без всякой бравады, с легкой самоиронией выдавал очередную порцию информации. При этом слушавшие его пилоты, нервно вздрагивали, начинали бурно обсуждать, примеривая ситуацию на себя. В воздухе запахло дымом кальяна и новой идеей, которую озвучил самый опытный из нас, Рустик: а давайте завтра куда-нибудь слетаем, Туда…?! Незнайка поддержал вторым, Серега тоже не отказался. Я находился в этот момент в номере, и выбежал из номера на балкон, чтобы меня случайно не забыли посчитать.

Утром следующего дня мы как обычно дружно поднялись на старт. Погода-бомба! Лахматый еще раз показал намеченный маршрут: собираемся над “домашним” хребтом, затем делаем переход через долину на северо-восток к следующему хребту, снова на северо-восток, выходим на большой хребет и идем на восток-юго-восток. На востоке наш, “домашний” хребет понижается, и можно будет сделать переход через долину в районе старта “360”. Максимальная высота полета должна быть около 4500 м, маршрут можно завершить за 3 часа в прогулочном темпе.

Рустик стартует одним из первых. Погода еще слабая, и ему приходится “повыживать” у склона. Я стартую следующим. Вдвоем мы крутимся в термодинамике минут 20, прежде чем удается найти стабильный поток. Еще несколько минут в наборах, и мы над хребтом, база 3400, а там… будет еще выше. А остальные пока не стартовали! Елки-палки! перестраховщики! Придется подождать, а я ждать не люблю. Через несколько минут по рации слышим отчеты о стартах Лахматого, Сереги и Незнайки. Рядом со мной и Рустиком в потоке над хребтом набирают сербы, они собираются лететь в Манали. Полдороги нам с ними по пути. Сербы уже пошли на переход через долину. Лахматый говорит, чтобы я и Рустик летели за сербами, а он нас догонит. Полетели!

Страшно оторваться от “домашнего” хребта. Подобные ощущения испытываешь при прыжке с моста в речку. Ты висишь над пропастью и держишься за мост руками. Не страшно висеть. Мост связывает тебя с берегом. Страшно разжать руки. Потому что там, внизу, неизвестность, и до берега еще нужно добраться. Нужно нырнуть, потом вынырнуть, затем доплыть. Начав переход через соседнюю долину, я разжал руки и нырнул в неизвестность!

Лгдд

Но вот сербы уже нашли поток на отроге, и мы с Рустиком летим туда же. Соседняя долина расположена чуть выше, чем долина в Бире. База облаков в горах здесь тоже чуть выше. И потоки должны быть мощней. Так и есть, первый поток, который нам встречается – это бодрая, очень узкая 4-ка, которая заставляет нас кружится в узкой спирали едва не касаясь друг друга консолями. Чувства, которые при этом испытываешь, особенные. Наверное, тоже чувствуют партнеры в парной акробатике. Ты доверяешь партнеру и знаешь, что парнер тебе тоже доверяет. Потому что одно неверное движение – и будет столкновение на большой скорости.

Мы уже поднялись на 3800 метров, и нас ждет переход через следующую долину к более высоким горам. Рустик идет впереди, и я должен не остать от него, а это очень не просто.
Следующий набор над хребтом. Южная сторона хребта хорошо прогрета, с востока на хребет натекает долинный ветер, в итоге получается непрерывный подъем над хребтом. Затем поток отрывается и уносится вверх со скоростью +5 м/c. В потоке Рустик догоняет Сербов. Я же прихожу к хребту низко, приходится потереться в слабом термодинамике подольше. Чувствуется разница в качестве крыльев на переходах. Сербы оставляют очень хорошее впечатление: летят бодро, вместе и уходят все выше. Они уже в громадном цирке летят под самой базой на высоте где-то 4500, облизывая склон. Смотреть в ту сторону страшно. Мелькает мысль, что в здравом уме и твердой памяти я туда не полечу. Рустик видимо думает также, и мы просто летим на переход по отрогам.

Впереди по курсу отличные виды: могучая гора с большими отрогами, покрытыми снегом. Температура чуть ниже 0. Над вершиной нависла громадная шапка облака. Мы летим все ближе к склону, и перед неосвещенной стенкой отрога начинается мощный слив. Я беспомощно наблюдаю, как Рустик уходит все выше от меня, а мне не хватает каких-то 20 метров высоты, чтобы перескочить этот отрог. Уже осознав свою ошибку, отчаянно пытаюсь ее быстро исправить: пройти ниже вдоль отрога. Аксель выдавлен до упора, сливает сильней, чем понижается склон. Картина художника Решетникова: “Опять двойка!”

Приходится повернуть обратно, нужно вылететь на освещенную часть того хребта, где мы так лихо набирали вместе с Сербами. Чем меньше высоты, тем сильней долинный ветер, тем сильнее турбулентность из-за косого обтекания ветром рельефа. Ветром “запирает” в ущелье, прижимаюсь к освещенному хребту, начинает “долбить” турбулентностью. В какой-то момент кажется, что развеситься на высоких елях – это реальный и не самый плохой вариант выхода из сложившейся ситуации. Тут еще Незнайка забил эфир своими эмоциональными репликами по поводу преследующих его сложений. Почему-то вспоминается известный лисло-пурж Собетова “А где же ротор?” Завершается трагикомедия в исполнении Незнайки замечательным жалостливым контральто: “Лахмааааатыыый! Не бросааааай меняяяя здеееесь….!” Потом мы будем вспоминать эту фразу часто и весело. Но сейчас становится как-то не по себе. Немного уравновешивают сумбур в эфире спокойные короткие ответы Лахматого.

Скоро мне удается выйти из ущелья, вылететь над отрогом и найти поток. Я вижу метров на 300 выше бело-сине-красную Мантру Незнайки. Еще выше под базой такую же Мантру Лахматого. Через несколько минут мы встречаемся под облаком.
Лахматый поворачивает в сторону большого цирка, именно туда, куда смотреть страшней всего. Глаза боятся, а руки делают. Полетели!

Иногда приобретаешь новый навык не в результате долгой тренировки, а скачком. Вроде бы ты делал все тоже самое, ничего нового и вдруг, вот оно! Это был полет нового качества и невероятной красоты. Мы летели в динамике по огромному каменному цирку на высоте 4000 метров в нескольких метрах над скалами и в сотне метров под огромным облаком! Потрясающие ощущения! И в тоже время пришло ясное понимание, почему мы летим именно таким маршрутом. Потому что здесь пролететь проще, быстрей и безопасней. Правда, сербский пилот на старом желтеньком крыле, на наших глазах успел испытать несколько неприятных секунд: слишком далеко взял к краю хребта и завис на перегибе, как буек, ожидающий решения свой судьбы волею природы. В этот раз ему повезло, и его не сдуло туда, где холодно, страшно и больно.

Пролетев в динамике минут 10, мы упираемся в отрог и подпирающую сверху облачную бахрому. Нужно снова прыгать по отрогам. В очередном прыжке из-под давившей на нас морально тучи начинает физически сыпать снегом и сливать. Лахматый, подобно Соломону, филосовски замечает: “Пройдет”. Действительно, проходит, становится уютней в подвеске и теплей на душе.

Дальше на юго-восток хребет понижается, и лететь становится проще. Но нам с Незнайкой нужно совершить еще одно небольшое дело, чтобы вернуться. А Лахматый тем временем решил слетать подальше, в строну Манди.
Чтобы вернуться к домашнему хребту, нужно сделать переход через долину. Из-под базы, которая понижается вместе с хребтом, с высоты где-то 3500 м мы достаточно уверено приходим к нашему хребту с большим запасом высоты. Все! Мы дома!

Встречаем у старта “360” Рустика и Серегу. Рустик успел слетать дальше в сторону Манди, и возвращается обратно. А Серега оказывается летел отрогами и в большие горы не лез, т.к. замерз.

Как хорошо снять с себя теплую куртку и отдать себя нежному солнцу! Как красиво там, в горах, и как уютно здесь, на земле! Мы поздравляем друг друга на посадке, затем пересказываем свои ощущения на террасе тибетской кафешки еще и еще раз. Но о главном мы говорим молча, когда смотрим друг другу в наполненные счастьем глаза.

Автор – Денис Иванов (Денди)

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться статьей в социальных сетях

Line Para2000.ru

Добавить комментарий

Ближайшая лекция. (не назначено)